June 16th, 2004

История про сны Березина №131

Сон начинается с того, что на экране телевизора я вижу пустой стол с микрофоном, как это бывает перед началом пресс-конференции. Телевизионный голос мне сообщает: «Сегодня президент Путин не вышел на работы. Причины этого выясняются»... Можно предположить, что вообще неизвестно, где он, наш Президент.
Дальше течение сна пресекается, и я оказываюсь на горной базе перед заброской в неясный тыл врага. При этом оказывается, что я – один из сенсоров. Так зовутся люди, которые могут угадывать некий Тайных Ход Вещей. Понятно мне отчего-то, что на этой базе дело обстоит криво, и надо ждать большой беды. Вся служба тут носит какой-то партизанский оттенок – а, может, это действительно часть огромного партизанского движения, только непонятно – кто кого оккупировал. Там же находится мой старый знакомый, весельчак и любимец женщин. Он тоже сенсор.
Мы стоим рядом, и он хвалится своими способностями перед начальницей базы – женщиной лет сорока в пуховой куртке:
- Вот смотрите, сейчас вглядимся в пристально… Всё равно в кого, хотя бы и вот в этого… - мимо проходит заправщик.
Лицо моего знакомца мрачнеет.
- У него отвратительная карма на несколько ближайших дней. Давайте под благовидным предлогом положим его в лазарет.
- Но мы уже отправили туда слишком много наших товарищей… - пытается возразить начальница, но видно, что она находится под обаянием этого человека.
Я с тоской понимаю, что дело не в карме отдельных бойцов, а в чём-то общем, страшном надвигающемся на саму базу. Что-то произошло - то ли предательство, то ли, неясная внешняя сила, из-за чего наше дело проиграно до начала – как Варшавское восстание.
Это маленький посёлок в горах, похожий на полярную или метеорологическую станцию. С жилыми домиками и помещением, где находится катапульта. В ней и есть главное предназначение базы – не самолёты или вертолёты поднимаются с неё, а этой специальной катапультой десантников забрасывают с горы вверх, а потом они спускаются в заданное место на парашютах. Я стою перед катапультой, что находится прямо внутри дома, в небольшой дощатой пристройке, почти в сенях. Это недлинные чёрные полозья, даже кажется, кое-где ржавые, метра четыре в длину. (Видимо, катапульта приводится в действие мистической силой). Рядом стоит молодой часовой. Он смотрит на меня с подобострастием, как на большого начальника, переминается, выпячивает грудь, а стоять ему явно неудобно, потому что на животе он двумя руками держит крохотный пистолет-пулемёт «Узи». Надо будет прыгать первым, - такая мысль приходит внезапно, и я, вернувшись к катапульте, я приказываю тайно готовить её к пуску.

Всё происходит мгновенно, и я уже вижу кривой и вогнутый край земли, переворачиваюсь, кручусь в этом околокосмическом пространстве и, наконец, начинаю падать вниз.
Приземлившись, я долго иду по горной дороге, минуя селения, потом, меняя транспорт, попадаю в город. Но решаю воспользоваться не специально разработанной для меня легендой, а своей собственной.
Местный сотрудник госбезопасности внимательно изучает мой узбекский паспорт и удостоверение международной федерации журналистов. Понятно, что человека с моими приметами ищут, но всё у моих преследователей пошло не по плану, теперь всё случится иначе.

Извините, если кого обидел.