June 3rd, 2004

Путешествие из Москвы в Петербург (III)

В Вышнем Волочке, который хорошо бы называть Высшим Волчком, я обнаружил следующее место в соответствующей главке у Радищева:
"- Вообрази себе, - говорил мне некогда мой друг, - что кофе, налитый в твоей чашке, и сахар, распущенный в оном, лишали покоя тебе подобного человека, что они были причиною превосходящих его силы трудов, причиною его слез, стенаний, казни и поругания; дерзай, жестокосердый, усладить гортань твою. - Вид прещения, сопутствовавший сему изречению, поколебнул меня до внутренности. Рука моя задрожала, и кофе пролился".
Две строчки о Высшем Волчке - одно из немногих мест у Радищева, в котором он хоть как-то привязывает своё повествование к редльефу. Прочие рассказы о городах и весях можно смело тасовать вне зависимости от названий - то что случилось с путешественником в Твери, моголо быть разговорами в Торжке и наоборот.
А вот две строчки про каналы, что пересекают дорогу - точная дань географии.
Тут я вспомнил собственное путешествие по древним каналам - правда куда севернее этого места. То, как много лет назад мы с другом, протащив лодку по мокрому деревянному жёлобу, заросшему ивняком, попали в канал Северо-Двинской системы, почему-то иначе называемой Екатерининской. Так мы миновали все шлюзы, но у одного, разговорившись с двумя старухами-хозяйками, которым помогли убрать сено с откоса, шлюзовались персонально. Друг мой опускался в чёрную яму бревенчатого шлюза, табаня веслами. Всё было по-домашнему.
Однажды издалека мы услышали страшный скрежет. Им был полон воздух, но ничто не указывало на источник. Я втягивал голову в плечи, хотя бы для того, чтобы мой друг, сидящий выше, мог разглядеть что-нибудь. Но река всё петляла и петляла, пока, наконец, не открыла нам землечерпалку, похожую на сразу двух чудовищ, схватившихся в смертной схватке. Она что-то перемалывала в своих недрах, скрежетала транспортером, вздрагивала, плевалась грязной водой, и всё же - медленно удалялась за корму. Так и стих её голос.
Мы кружили в узкой протоке канала и внезапно я, сидящий на носу, увидел мальчишек в синих шортах и пилоточках, копошившихся на берегу. Подплыв ближе, мы увидели, что они запасают веники. Решив показать собственную образованность и поговорить о вениках, я вступил в разговор.
- Ребята, вы что, из клуба Юных Моряков?! - крикнул я.
- Не-е-т! - закричали мальчишки. - Мы из Высшего Военного Командно-строительного училища имени генерала армии Комаровского, совершаем здесь курсантский шлюпочный поход из Ленинграда в Архангельск... Мы шли по Свири, а потом пройдём вниз по Сухоне и Северной Двине, чем укрепим наши мышцы и обороноспособность страны.
Я вспомнил об этой давней истории, вспомнил о своей молодости, и фляга задрожала в моей руке и коньяк пролился на брюки.

Извините, если кого обидел.