June 2nd, 2004

История про путешествие из Москвы в Петербург (II)

«Путешествие из Москвы в Петербург» часто цитируют. Вернее, цитируют цитаты из него – это странный способ ссылок, который пережил советские времена. Раньше, при недоступности источников, часто зарубежных, цитировалась санкционированная цитата из них, напечатанная в санкционированном сборнике. Точно так же, восемь из десяти студентов цитировали учебник, а не источник. Так вот, «он создал первый университет. Он, лучше сказать сам был первым нашим университетом» - сказано Пушкиным именно в «Путешествии…». И исторический анекдот, в котором Ломоносов бросает Шувалову, что его нельзя отставить от Академии, можно, разве что, Академию отставить от него – оттуда же.
Но дело в том, что вслед за фразой об университете Пушкин пишет: «В Ломоносове нет ни чувства, ни воображения. Оды его, писанные по образцу тогдашних немецких стихотворений, давно забытых в самой Германии, утомительны и надуты. Его влияние на словестность было вредное и до сих пор в ней отзывается. Высокопарность, изысканность, отвращение от простоты и точности, отсутствие всякой народности и оригинальности – вот следы, оставленные Ломоносовым. Ломоносов сам не дорожил своей поэзией и гораздо более заботился о своих химических опытах, нежели о должностных одах на высокоторжественный день тезоименитства и проч».
На самом деле, этот пассаж хорошо известен, но удивительно при этом то, что в общественном сознании устойчив миф о преемственности в русской литературе – от Ломоносова к Пушкину – от Пушкина к Жуковскому – но я уже писал о печальной судьбе Символа Русской Поэзии Напальцевого, Переходящего.


Извините, если кого обидел.