March 31st, 2004

История про эльфов и теодолиты

Чем интересна фэнтези, так это тем, что пытается создать связный мир с народами, королевствами, городами, реками и землями.
Клишированный путешествия фэнтези происходят в у - топии. То есть, месте не существующем. А это приводит к особым отношением с топографией.
Интересно, что карты являются непременным атрибутом фэнтези, ещё с тех времён, когда этот термин-жанр ещё не существовал. Они, эти карты в советском детстве, начинались с изображения Большого Зуба Швамбрании. Но в тысячах книг карты оставались прежними - в них отсутствовали изовысотные линии и градусная сетка. В известных изданиях Толкиена существовала привязка к сторонам света, на что указывали компасная стрелка, указывающая на «N». А у некоторых авторов загадочная роза ветров лишилась букв.
Между тем, вопрос о магнитном склонении в утопии остаётся открытым. Изобретение голландца Синеллиуса - триангуляция - здесь нежизнеспособно. Попробуйте представить себе эльфа с теодолитом.
Для картографии можно применить магию, но всё же утопия живёт в доптолемеевых проекциях, склоняясь к Марину Тирскому и Эратосфену. Ей не знакомы прелести Меркатора и Эккерта. Впрочем, говорить о проекции нужно осторожно - картографическая проекция есть изображение на плоскости шара, а кто может поручится в том, что действие фэнтези не происходит на плоской Земле? А может, подобно лунным коротышкам, герои путешествуют по внутренней поверхности шара. Впрочем, внутри поверхность может быть вообще иной - внутри эллипсода - шар, внутри шара - куб. Кстати, космогония коротышек была гораздо сложнее – потому как коротышки жили внутри Луны – на малой Луне неизвестной формы, которая болталась внутри большой, как сухое ядро в скорлупе.
Поэтому коротышки никогда не путешествовали по внутренней поверхности шара (они её пролетали стремительно), а путешествовали по поверхности внутреннего шара. Ага.
Чем-то карты фэнтези напоминают средневековые портоланы, морские навигационные карты - оттого что береговая линия на них часто становится единственной достоверной деталью. На портоланах, кстати, впервые появились рисунки линейных масштабов, но в чём измерять расстояние в у-топии - в милях, днях пути или придуманных единицах?
Зато на книжных картах горбатятся сказочные горы, холмятся волны, торчат стилизованные ёлки и палки, а в середине сказочного материка болота преграждают путь персонажам.
Освоив швамбранскую топографию, мы смело приступили к странствиям в мире фэнтези. Чуть состарившись, мы следили по таким же картам за странствиями хоббита и его приятелей. Интересно, что со временем, в современной фэнтези карты часто оторваны от сюжета. В большинстве романов следить за перемещением персонажей совершенно невозможно. Карта превращается из изображения земной (или неземной) поверхности в атрибут повествования, в символ, в знак, что указывает на существование несуществующего, пытается удостоверить реальность утопии.

Извините, если кого обидел.