March 28th, 2004

История про нелюбовь к переменам.

…По пансиону гуляли сквозняки - сортирная дверь гулко хлопала металлическими частями о косяк, да так, что хотелось бежать, стуча в чужие комнаты - дескать, я совсем не этого звука хотел, я не нарочно. Запуганность советского обывателя Европой тем характерна, что он привык путешествовать за границу на танках, смело прицеливаясь в непонятный объект. Но танка нет, прицеливаться нельзя. Что делать - непонятно. Надо определять своё отношение к происходящему, решать за какой ты Интернационал - с Лениным или без Ленина, и что вообще делать. Что покупать и почём.

Всегда русскому наблюдателю интересно, сколько что стоит. Мне не интересно абсолютно. Ни то, сколько мой приятель платит за телефон, ни то, как берут с него налоги. Можно это выяснить один раз - и это будет навсегда. Навсегда - потому что в пределах оптической видимости ничего не меняется.


Извините, если кого обидел.

История про инвестиции.

Жил я в иностранном городе Дрездене. Там, по крайней мере, в ту пору находился Опекунский совет по Восточным землям. Общее впечатление от Опекунского ведомства и Общества недвижимого имущества при этом совете было очень странное. Было понятно, что люди с запада мгновенно уничтожили восточные предприятия. Они уничтожали их всеми способами - от обесценивания активов до уничтожения рынков. Довольно быстро восточная зона стала напоминать пруд, куда залили керосин. Брюхо к брюху плавала там дохлая рыба.
Но дело не в этом. Несмотря ни на что, немцы сохранили некоторую незамутнённость в делах.
Как-то мы сидели на заседании Опекунского совета, а мой спутник спрашивал:
- А были ли случаи инвестиций в Восточные земли со стороны русских?
- Да, - отвечал немецкий референт. - Да. Например, в консервную фабрику. Я сам участвовал в оформлении этой сделки.
- Ну и как?
- К сожалению, ничего не получилось, потому что всё руководство русской компании почему-то умерло.


Извините, если кого обидел.