March 27th, 2004

История про тонкие филологические оттенки.

Я как-то пил кофе со своей знакомой. Она была переводчицей с длинным бугалтерско-сексопеатологическим списком языков – этот в активе, этот в пассиве, этот и этот – в активе оба… Она собралась в путешествие на Аппенинский полуостров.
Помешивая ложечкой в чашке, и мечтательно глядя в потолок, она была уже там – среди итальянцев. Мечтательно смотрела в потолок но, вдруг, оторвавшись от размышлений, спроси-ла:
- Интересно, на каком языке там люди говорят?
Я нервно сглотнул.
Но после расспросов выяснилось, что она размышляет, на каком языке общаться с местными жителями. Итальянского-то она не знает.
Он в глубоком пассиве.


Извините, если кого обидел.

История про страшную женщину.

Когда я проживал в иностранном городе К., то как-то увидел одну интересную женщину. Ходил слух, что в её жизни что-то от Маты Хари, а что-то – от Лили Брик. Московский мой приятель, делая страшные глаза, говорил:
- Она страшная женщина, как только ты с ней знакомишься, так оказываешься вовлечённым в череду заговоров, жарких интриг, шелестящих сплетен и кошмарных слухов.
Познакомился, хотя не был вовлечён, не считать же кошмарной интригой или жутким заговором то, что арабские соседи на следующий день спиздили у меня наградные часы.


Извините, если кого обидел.