March 22nd, 2004

История про Платонова (обрывок).

Язык Платонова - вот что особенно занимает. Научиться этому языку невозможно, но, кажется, можно усвоить ритм платоновской прозы - неспешный даже в описании убийства или неожиданного горя.
Это - советский писатель, такой же национальный для советского - не русского, а именно советского народа, каким был Бабель для еврейского.
Не выразитель национальной идеи, а щёлочка между косяком и дверью, дырочка в стене, потайное отверстие, через которое можно подсматривать за национальной культурой.

Извините, если кого обидел.