February 27th, 2004

История про казанскую географию (VI)

История на берегах Волги гнулась всегда – булгары были данниками хазар, но в 965 году киевский князь Святослав Игоревич отпиздил хазар, которым, впрочем, ещё раньше наваляли печенеги. Каганат пал. А в 1164-ом Андрей Боголюбский отпиздил и булгар. Такое впечатление, что жена-булгарка запиздила и самого Боголюбского. А монголы окончательно отпиздили всех без разбору.
Пространство сжималось, прямые гнулись, а я помнил, что для мусульманина храм может сжаться до размера молитвенного коврика или даже сердца человека. Согласно преданию, ближе к концу времён все храмы стянутся к мечети Аль-Акса, и даже Кааба, как невеста, прибудет туда.
Про судьбы мечетей мне рассказывали местные и пришлые архитекторы, что, как известно, означает «надзирающие за устойчивостью». Потому как в этом городе, в свободное от других дел время, я попал на собание. Там мне рассказывали и о надписях, оставленных воинами в чужих городах. Мне говорили о военном туризме, о кривых письменах, оставленных английскими полками в Персеполе. А я вспоминал Рейхстаг и Кёнигсберг. И гробницы фараонов, на сенах которых нацарапаны французские имена и имена британских офицеров.
Мы говорили о минаретах, которые только ленивый не сравнивает с ракетами. И я узнал, что у Мухамеда вовсе не было минарета, и он призывал с крыши.

Извините, если кого обидел.

История про казанскую географию (VII)

Возвращение к храму сейчас было возвращением к детству. Дорога к храму была дорогой к родительному падежу – тому, чего нет. Вопрос мог звучать и как «Нет чего?». Надо было склониться перед желанием старух повесить рушники и цветы в храме, цветы и рушники, не предусмотренные никакими канонами.
Один умный человек говорил среди надзирающих над устойчивостью: «Мы знаем крепких хозяйственников и братков в митрах, и знаем пастырей среди воинов и учёных». При этих словах два присутствовавших священника заметно напряглись. И еще сказал он: «Мы – народы Книг, а не архитектуры. Вся архитектура у нас сосредоточилась до письменности. А нынче наша модель мира не здание, а Книга». Поэтому я вспомнил именно о книгах.

Извините, если кого обидел.

История про казанскую географию (VII)

Итак, я вспомнил именно о книгах.
Любители ролевых игр, заполняющие Казань в ноябре, никогда не имевшие храмов, имеют, как бухгалтеры свою главную Книгу – известную до затасканности – того писателя, что переписал «Войну и мир» при наличии буквы «i». Толкиен лишь вручил французским и русским кельтскую внешность, Наполеона и Кутузова сделал магами, а Пьера Безухова отрядил хоббитом в дальние волшебные странствия. Толкиен стал Писанием этого народа, моделью высшего мира – в какие бы игры они не играли, какие бы книги они не использовали.
Кочующие племена ролевиков осаждают Казань каждый год не менее упорно, чем войско Ивана Грозного. Тот, правда, взял Казань второго октября, а эти заполняют север города тем же числом, но месяцем позже. Но, путешествуя по запутанным переходам Дома культуры имени Гайдара и соседнего ДК им. Ленина, я думал, что мечей и кольчуг здесь не меньше, чем четыреста пятьдесят лет назад.

Извините, если кого обидел.

История про казанскую географию (VIII)

Если вдруг сгустится из бумаги с примесью типографской краски Средиземье, то народ, готовый населить его, уже есть – он рассеян по миру. Судя по всему, и аэропорт, годный к приёму драконов, будет называться там JRRT – согласно инициалам основателя Джона Рональда Руэла Толкиена. Среди расписания семинаров толкиенистов я обнаружил следующее – «Вопросы фонетики эльфийских языков и связанные с ними проблемы», а так же доклад на тему «Некоторые замечания об имени Эарендиль».
Но ролевики дополнили Книгу (тут всё, как в фэнтези пишется с большой буквы) - Мечом.
Казань тяготеет к оружию, военная память живёт и в том базаре боевой амуниции, что лежит на столах базара конвента «Зиланткон». Вот груда шлемов, похожих на хромированные ночные горшки, вот те самые сабли и мечи, о которых шла речь, вот покупатель придирчиво выбирает кольчугу. А вот уже гости и хозяева стучат железом о железо с радостным кастрюльным звуком.
Это жизнь и кураж имени Долохова.

Извините, если кого обидел.