February 17th, 2004

История про водку.

В нашей стране, стране водочно-наливочной, до смешного мало знают о водке. То есть, была одна классическая – текст покойного Вильяма Похлёбкина. Но все любители этого дела знают, что она была написана как оправдательный документ, чтобы отбиваться от поляков, что пытались отспорить право на коммерческое название.
Основополагающей книги нет. Поэтому найдёшь что – всё радость. Я как-то обнаружил путеводитель по водке. Бумага толстая – почти альбом, фотографии соответственные, печать в Словакии. Это скрещение книги и приличного глянцевого журнала. Мужского, разумеется – хотя водка у нас женского рода и потребители её далеко не все носят усы и бороды. Как в гламурном журнале – внушительный рекламный сегмент (Это такое свойство современных книжек об алкогольных напитках, где между страниц вклейки спонсоров – не избежала этого в своё время и вполне приличная книжка об абсенте Беккера, которую выпускало «НЛО»).
С другой стороны, у меня нет никаких претензий к глянцу и модным энциклопедиям.
Со временем вся эта реклама превращается в подобие факта истории – точно так же, как и надписи «Летайте самолётами «Аэрофлота»» и «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». Чуть-чуть - лет двадцать - и эта реклама если не субъект искусства, то ностальгическое воспоминание. Ликёро-водочные этикетки и советские плакаты, водитель, не пей за рулём, злодейка с наклейкой, папа, тебя ждут дома.
То, что в рюмке отчего-то известно меньше, чем то, что в бокале. Всё известно мало – история продукта, технология производства, современные производители. Водка употребляется у нас повсеместно, очень мало людей осведомлено не то что об истории (по этому поводу было много публикаций), но о том, что они собственно пьют.
Меж тем, процесс приготовления водки чрезвычайно сложен и сравним с винодельческим – сначала приготовление солода, затем переработка сырья; приготовление солодового молока для крахмалосодержащего сырья; затирание основного затора (то есть процесс превращения крахмала в сахара)... Collapse )

Одна из историй про закуску.

Всем чрезвычайно хорошо известна сентенция про закуски, которую изрекает знаменитый профессор. То-есть, очень часто цитируется мысль о превосходстве закусок горячих над закусками холодными. Но мало кто задумывается, какую закуску предпочитал сам профессор:
"- И я того же мнения, - добавил Филипп Филиппович и вышвырнул одним комком содержимое рюмки себе в горло, - ...Мм... Доктор Борменталь, умоляю вас, мгновенно эту штучку, и если вы скажете, что это... Я ваш кровный враг на всю жизнь. "От Севильи до Гренады...".
Сам он с этими словами подцепил на лапчатую серебряную вилку что-то похожее на маленький темный хлебик. Укушенный последовал его примеру. Глаза Филиппа Филипповича засветились.
- Это плохо? - Жуя, спрашивал Филипп Филиппович. - Плохо? Вы ответьте, уважаемый доктор.
- Это бесподобно, - искренно ответил тяпнутый.
- Еще бы... Заметьте, Иван Арнольдович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики. Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими. А из горячих московских закусок - это первая. Когда-то их великолепно приготовляли в «Славянском базаре»".

Как вы думаете, что имелось в виду под чем-то похожим на маленький хлебик?
Свои версии я не буду пока озвучивать.

Извините, если кого обидел.