January 5th, 2004

История про путешествие капитанов за Золотым Сруном. (IX)

Вскоре мы увидели извилистую линию берега. Пахло пустыней и местными жителями.
Чтобы пополнить запасы Того и Сего, а так же обменять на стеклянные бусы что-нибудь полезное, мы бросили якорь ввиду огромной толпы аборигенов.
Действительно, горланя и распевая похабные песни, на берегу шумели местные жители, тряся чем Бог послал.
Зрелище это мало возбуждало аппетит, поэтому мы отправились на местный блошиный рынок. Впрочем, лоцман отговорил нас от покупки блох. Только люди сложной судьбы употребляют блох, часто они достаются людям в качестве наказания, а не закуски к горячительным напиткам.
Впрочем, лоцман знал одного торговца, что понимал толк в дичи.
Это был Убийца Двух Зайцев. И правда, дичь в его лавке была полная. Упитанная у него была дичь.
Мы спросили бельмесов – с детства каждый из нас был наслышан об их вкусе, но никто из нас не смыслил ничего в их приготовлении. Убийца Двух Зайцев написал нам на обороте кассового аппарата целую инструкцию по их приготовлению.
Но кассовый аппарат остался у него в лавке, хотя капитан запомнил главные слова с которых начинался рецепт: «Хорошенько промыть и откинуть…»
Возвращаться мы не решились, сочтя это плохой приметой, а в это время бывалый Рылеев настоял на покупке двух слоновьих хоботов, солёных и перченых; саго; имбиря и каркаде.
Этим мы и ограничились.
Тем же вечером, мы тщательно промыли бельмесы и несколько раз по очереди откинули их, использовав всё пространство камбуза. Наконец, они были уложены в кастрюлю. Но когда утром кок заглянул в кастрюлю, то увидел, что ни одного бельмеса не осталось.
Да-с. Тут мы сами виноваты, никто не просил нас делать что-то «тщательно», когда, наоборот, нам настоятельно советовали сделать это «хорошенько».


Извините, если кого обидел.

История про путешествие капитанов за Золотым Сруном. (X)

Путь наш лежал всё южнее и южнее - через Канал, что вёл между двух материков к городу Красноморску.
Вода была мутной и белой. Берега, впрочем, напоминали болото, цвет их был красен, а среди этого киселя торчали редкие деревья. На них угрюмо сидели Синие птицы.
Кондратий Рылеев посмотрел на них и сплюнул за борт. Потом он хватил себя по лбу.
- Ба! Они похожи на куриц, что разводили Подземные жители в имении моего батюшки, - объяснил он причину своего недовольства. Действительно, здесь пахло молоком и навозом.
Носоглоточный тут же закричал:
- Капитан, у нас якорь только что всплыл!
Капитан вышел на палубу. Он оглядел происходящее и, сняв с ноги единственный тапочек, почесал им затылок.
- Херовая примета! – только и сказал он.
Впрочем, значение этой приметы так и осталось нами непознанным. Наоборот, в тот же момент, мы увидели странную фигуру на лошади. Когда она приблизилась, наш предводитель свесился с капитанского мостика и поздоровался.
Оказалось, что это Всадница Без Головы. Она потеряла голову довольно давно и даже отказалась рассказывать эту историю.
Каждый из нас лелеял мысль, что он может явится виновником такой потери, и мы приняли Всадницу Без Головы, оказавшуюся, впрочем, довольно милой дамой, на борт.
Она теряла голову довольно часто, так что мы не промахнулись.


Извините, если кого обидел.

История про путешествие капитанов за Золотым Сруном. (XI)

Двигаясь дальше, мы заметили небольшой остров, в центре которого возвышалось нечто неприличное.
Капитан приказал причалить к мосткам, на которых стоял таз с грязным бельем, и вскоре мы увидели человека с мотыгой на плече.
- Я Робин Рамон Перейра Себастьяно де Меркадер, иначе называемый Робин с Кукурузой, - представился он. - Больше на моём острове ничего не растет, но уж кукуруза вымахала - будь здоров!
Мы выразили своё восхищение знаками, потому что слов у нас не было.
- И всё потому, что у меня такое правило: проснулся - иди, окучивай кукурузу, а не то обрастет она колючими кустами, - открыл хозяин острова нам секрет.
Мы с уважением посмотрели на дело его рук.
Тучи зацеплялись за верхушку растения, а к основанию стебля был прибит портрет лысого человека в украинской рубахе. Видимо, это был родственник Робина или его старый знакомый.
Внезапно Робин увидел нашего лоцмана, последним спустившегося с корабля.
- Братушка! – завопил он, бросившись к Егорову.
Тот попятился, но было поздно. Робин облапил его и начал хлопать по спине так что лоцман Егоров одновременно выкатывал глаза и высовывал язык в такт ударам. Мы поняли, что стали свидетелями нечаянного раскрытия Давней Тайны.
Когда восторги Робина утихли, Егоров подполз к нам на четвереньках.
- Я не Егоров, я Себастьян Перрейра! – прошептал он и заплакал.
Наш капитан занёс руку, чтобы погладить его по голове, но Егоров-Перейра уклонился.
- Да, я сначала выдавал себя за Лоцмана, а потом за Егорова, но на самом деле я обманул вас. Я вовсе не тот и не другой. Я пустился в плаванье, обманув вас, только затем, чтобы увидеть своего однояйцевого брата Кристофера-Робина-с-Кукурузой.
- Хм… А вы Егоро… то есть, тьфу, сэр Перрейра, уверены, что он – однояйцевый? – спросил капитан.
- Ну, мы же не будем настолько невежливы, чтобы просить предъявить нам доказательства, - быстро прекратил я неловкую паузу.
Начался пир, состоявший из варёной кукурузы, кукурузных лепёшек. Пили мы кукурузную водку, закусывая солёными и мочёными кукурузинами.
Робин, узнав о цели нашего путешествия, загорелся мыслью увидеть Золотого Сруна, но вовремя вспомнил о своей Кукурузе.
Он простился с нами, попросив заглянуть на обратном пути и показать Сруна.
- А то я уже двадцать восемь лет как покинул родной промышленный город Лиепаю и редко вижу что-нибудь новое.
Помахав ему на прощание, мы отчалили.


Извините, если кого обидел.