September 14th, 2003

История про Калашникова.

Разглядываю конструктора Калашникова. Он говорит: Великий Господь сказал: всё сложное - не нужно. Все нужное - просто. Эх, хорошо.
Это как-то хорошо сочетается с литературоведческим разговором, который я только что вёл. Пойду-ка я выну из за шкафа ствол, переберу. Что-то я гордость за Родину почувствовал. Надо только у Лодочника ружейного масла занять.

История про миллион китайцев.

Мои приятели Хомяк, Лодочник, Жид Васька и Пускик часто глумились надо мной. Будто не зная. они спрашивали меня:
- А какими тиражами тебя издают? Да? А Маринину?.. Да?
И вот, после книжной выставки я пришёл к ним в гости и шваркнул книжку на стол. Книжка плюхнулась на гладкую поверхность и сбила стакан.
- Ну что, козлы, смотрите, как миллионными тиражами издаваться.
Меня, одним словом, перевели китайцы. Это была замечательная книга - она была однотонна и изотропна по всем направлениям. Довольно увесистая при этом. Текст напоминал литовскую речь.
Мой приятель-литовец говорил так:
- Некрошис-чурлёнис, каунас, радонис пингас бля, некрошис чурлёнис...
Русский мат болтался маяком-автоответчиком, он как электронная плата в самолёте сообщал наземным эленктронным ушам - "я свой".
И вот, на одной из страний. полной иероглифов, я обнаружил слова "считалово" и "бухалово", снабжённые аккуратными сносками.
И восхитился.
Да.