March 27th, 2003

История про Поплавского. Третья.

Создаётся впечатление, что все уважающие себя эмигранты были масонами. Особенно люди молодые и среднего возраста - Газданов, Осоргин, молодой Терапиано и проч. и проч.
Понятно, что масонство тогда имело особый привкус, очищенный в общем сознании от приставки "жидо-".
У нас ведь сейчас кому скажешь ро масонов - хитро улыбнётся русский человек, прищурится и подмигнёт:
- Жидо? Жидо, да?
Так вот, есть несколько конспирологических мотиваций - первая, наиболее, общая, это "Казус Моцарта". В эмиграции уныло, горек её хлеб, и, главное, его мало.
Вторая мотивация куда интереснее - если в начале двадцатых можно было мечтать о скором падении большевиков, то после нужно было либо вернуться - "я не таракан, в кухонном ведре плавать не буду", либо выращивать смысл на чужой земле.
Тогда ещё была проблема "ассимилироваться-не ассимилироваться".
И стержень, смысл проявлялся в масонских собраниях.
Это переплавленная традиция учительства русской литературы.