March 14th, 2003

История про "Паутину" №1

...Так, надо сказать, что автора "Паутины" я никогда в жизни не видел, а к людям, с которыми не встречался, я почему-то испытываю исключительно добрые чувства. При этом вся эта невнятная история с ленинградским мордобоем, который то ли был, то ли его не было, то ли он шубу украл, то ли у него украли, была мне не очень интересна. Жизненный опыт мне, правда, подсказывает, что если есть какие-то клановые разборки, надо стоять на чьей-то стороне, потому как если не стоишь на чьей-нибудь стороне, то наваляют тебе пиздюлей по самое не балуйся.
Неприсоеденившихся пиздят всегда весело и отчаянно, этот процесс примиряет непримиримых. Но это я к слову.
Я читал "Паутину" давно, в странное время-до-кризиса, когда вся страна веселилась как перед пьяной дракой. Я читал её с экрана, а я могу спокойно читать тексты, даже большие, с экрана. Но разные дела смыли впечатление от этого текста.
При этом, из каких-то других текстов я помнил, что автор "Паутины" утверждает вполне здравую мысль о кризисе советской-российской научной фантастики. Может, писал-то он и о другом, а это я его так понял.
Действительно, в России есть какие-никакие авторы фэнтези, есть крепкие романы в стиле альтернативной истории, есть, наконец, юмористическая фантастика.
Но с SF, действительно, у нас существует проблема.
Надо оговориться. что под научной фантастикой я понимаю как раз тот текст, что вносит в мир научный кунштюк, а потом - погнали наши городских, посмотрим, что и как выйдет - всё зависит уже от таланта автора.
Для меня поэтому образец научной, или научно-философской фантастики - работы Лема.
Или, скажем, хороший роман Стругацких, где против учёных воюет Второе начало термодинамики - он был читан мней ещё в журнале "Знание-сила", на его страницах размером с простыню.
Поэтому, я стал перечитывать "Паутину" с чувством того зрителя боксёрского матча, который наблюдает странного человека рядом с рингом. Человек уже в боксёрских трусах, в перчатках и ехидно комментирует тех, кто мутузит друг друга на ринге. Сейчас, думает зритель, сейчас этот чувак полезет через канаты и всех положит.
Так я начал читать "Паутину".