November 18th, 2002

История про Лодочника

Лодочник жил во Вьетнаме. Жизнь там была странная, и он говорил, что у советского человека там было три стадии опьянения - та, когда он забывал вьетнамский язык, та, когда он забывал язык русский, и, наконец, крайняя - когда он уже не мог водить машину.
Но, так или иначе, он жил там достаточно долго - и вдруг заболел.
В первый день у него поднялась температура до 37 градусов, во второй - до 37,5, в третий - до 38.
Его положили в госпиталь, а на четвёртый день температура поднялась до 38,5.
Так, планомерно, она поднялась до 40,5, и в этом состоянии он провёл несколько дней разглядывая белый вьетнамский потолок.
А потом так же снизилась. Хотя завхоз посольства, лежавший в соседней палате с похожими симптомами всё-таки помер.
Когда он спросил, что это было, ему ответили? вирус.
- А какой? - задумчиво спросил он.
- Да кто ж его знает, - ответил вьетнамский врач по-русски, - в нашей стране столько неизученных вирусов...
И это его несколько насторожило.

Истории про сны

Спит однажды Герцен, и снится ему сон, про то, как...
Доброхотова-Пятницкий.

Перевернулся он на другой бок, подложил газету, чтобы не мочить слюнями подушку и снова заснул...
Д.Хармс

Приснился раз, Бог весть с какой причины, советнику Попову странный сон...
А. Толстой.

История про сны Березина №1

Березин заснул, и приснился ему очень странный сон. А сон был в особом, разговорном стиле - будто есть у Березина в приятелях некий милицейский майор. Трофимов его фамилия. И расследует этот Трофимов серию загадочных убийств. Убийства происходят в Киеве, в Москве... Столица наполнена слухами. Генерала МВД в отставке зарезали, уголовник П. как бы случайно из окна выпал, но обнаруживается между этими убийствами какая-то связь. И майор Трофимов вычисляет убийцу. (Это всё он Березину рассказывает во сне). А убийцей оказывается серенький мышонок, железнодорожник в красной фуражке. Работает в депо.
Там, среди шума и медленно перемещающихся электровозов, Трофимов беседует с железнодорожником с глазу на глаз.
- Какие такие убийства? - удивляется старичок железнодорожник. - У нас, кажется, вообще преступность снижается. Да и кто же это такое удумает, кто это убил?
- Вы. Вы и убили-с. - Так Майор Трофимов ему и отвечает. Ломается старичок, а потом и говорит:
- Ну, ладно, скажу, не мучайтесь. Я…
А потом и объясняет, что к чему.
- Уговорил меня этот чекист в лагерь. Друг мой старый - с одного завода, и не меня одного, многих. А на этапе вышел у нас с бытовичками спор. Десять буханок, а нас шестьдесят человек. Пошёл дружок мой, бывший бухгалтер играть на хлеб.
Он староста был. Ставка - пайка наша. И проиграл. Я его шарф потом видел. Потом тасовать нас стали по командировкам... Железку вдоль океана строить. Атомную руду грести. Туда 45 человек нужно было. А нас уж 55 и осталось. Знали, что никто не вернется - жребий тянули. Я один из всех и выжил. Ладно, думаю. Я сам чекист. Рабочая справедливость у меня в печенках сидит. Надо карать, я решил. Никто их без меня не покарает. А я сумею, думаю. Вора законного вы проморгали. Я его чисто убрал, никто и не подумал чего. Хотя у меня там и отпечаточки оставались. И сейчас уйду. Жалко, вот сына потерял в этой катавасии. Пробовал искать, да нельзя мне этого. Знаю, всё знаю, как кто работает. Сам я чекист бывший, сам боец карающих органов...
Так-то Трофимов, чистый я. Ни одной улики не осталось у вас!
- Ну, а как насчёт совести-то? Преступление, как-никак!
- Преступление? Какое преступление?.. Не думаю я о нём. Может, мне за такое сорок смертных грехов простится должно... Иди-ка ты, майор, с Богом. Я в него там уверовал и тебе советую...
Приходит майор на следующий день в депо, а старичок уволился. Уехал куда-то в Сибирь. Тогда стал майор Трофимов искать и самого старичка, и его сына. Тогда же всё Березину и рассказал. Уехали они вдвоём в поисках старичка почему-то в Ленинград. И вот входят, наконец, в коммуналку на 7-ой линии. Дверь им открыла какая-то высохшая женщина.
Спрашивают Березин с Трофимовым:
- Абросов здесь проживает?
А она рукой махнула и ушла куда-то.
Прошли они туда - и правда, там старичок. Совсем неживой, лежит на кровати, лицо востренькое... Соседка медсестра рядом на стуле сидит и рассказывает:
- Я ведь специально лифт вызывала, когда он ко мне спускался на два этажа... Совсем воздушный был, того и гляди, ветром снесёт... Мухи не обидит. Я ведь специально лифт вызывала...
И тут со стуком открывается дверь, на пороге появляется высокий хорошо одетый мужчина. Да как закричит:
- Папа!..