June 24th, 2002

История про покупку дождя.

Наконец-то ливанул дождь, долгожданный, как в классической американской пьесе. Не знаю уж, кто был его продавцом, но купил его я - по стоимости одного литра вермута дубоссарского разлива и половины литра коньяка сомнительного происхождения.

НЕоконченная история про эволюцию.

Под стеклом бежали на месте испуганные менделевские бесхвостые мыши, вытянувшие тела от ужаса, с прижатыми ушами.
Рядом с ними были представлены реализованные химические опыты - из грязного белья, во след руководству Яна Батиста ван Гельмонта, лезли через край народившиеся мыши, скорпионы возникали внутри кирпича.
Был представлен вид плывущего ежа. Бобр с коленкоровым хвостом. У лестницы стояла внушительная алебастровая композиция - Жан Батист Ламарк с дочерьми, которые обкусывали ему ногти на ногах. Пальцы рук Ламарк засунул в огромную морскую раковину. Они застряли там, и на лице Ламарка застыло страдальческое выражение. Он предчувствовал, видимо, что его научный строй логически разовьёт Трофим Лысенко.
Десятки разноцветных кроликов сидели в ряд на полках демонстрируя действие генов и законы эволюции.
В углу притаилось чучело человека. Многие принимали его за охранника, а ещё более было страшно, что он время от времени свистел сусликом и ухал выпью - за ним стоял шкаф-магнитофон, усеянный именными кнопками зверья и птиц.
Вообше, это был мир чучел - тысячи чучел наводняли это здание.
Одна из родственников ежа, специфическая родственница-землеройка, оказалась скверного характеру и весьма ядовита. Ёжи, кстати, жили в центре Москвы, в простенках старых деревянных домов. Змея вцепилась в задницу пойманной ею летучей мыши и была выдана за дракона. Она зависла над страницами "Истории змей и драконов" Альдрованди (1640).
На маленькой запертой двери было написано мелко "Зв. 01".
Видимо, за ней скрывалось загадочное промежуточное звено, которое требовали предъявить у Дарвина.

***

При этом на еврейском джазе, во множественных кругах аида, обнаружилось огромное количество полногрудых барышень, чьи груди выпирали из маек. Были они похожи на доярок, что случайно забрели сюда из кибуца, каким его представляли переселенцы в двадцатые годы, чтобы послушать смесь "Каравана" с "Хава нагилой".