Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про Марфино.

Настало воскресенье. Небо посерело, природа заугрюмилась и вообще глядела букой. Самое время направиться в путешествие по паркам и садам.
Надо сказать, что в детстве была у меня любимая книжка чрезвычайно известного писателя, в которой мальчик, рождённый из лунного света со своей подружкой ехал на станцию Катуары. Станции такой не было, между тем, путешествовать с барышнями очень хотелось. И я насильственно сопрягал этот географический пункт с Савёловской дорогой.
Катуаров, кстати, было в России великое множество. Был Катуар Георгий Львович, композитор, тот, что написал ораторию «Русалка».
А ещё в 1895 году действительный член Общества Александр Андреевич Катуар де Бионкур, уезжая из России, пожелал «оставить в Обществе память о деятельности в Обществе покойного отца своего Андрея Ивановича Катуар, для чего обратился в Правление Общества с просьбой принять капитал в 2000 рублей серебром с целью выдачи из процентов с капитала пенсий престарелым служащим Общества: две пенсии имени А.И.Катуар и одну пенсию имени А.А. Катуар де – Бионкур».
Катуаром звали так же мифическую облицовочную плитку, что была пределом советских бытовых мечтаний.
Ещё вблизи Катуара в давние времена бродил какой-то знаменитый маньяк, которым пугали меня в детстве – он не то ел детей, не то прикапывал их в норках про запас. Запасы были разрыты милиционерами, а маньяк выведен в расход.
Ну вот, среди угрюмого дождя туда я и приехал, но, испугавшись детских призраков, продолжил движение к Голицыным, Салтыковым и Паниным. Последние и были хозяевами имения, что засыпал мелкий простатитный дождь на моих глазах. Речка, искусственный остров, красные здания на том берегу – пустынь и бессмысленность, запустение и призраки, коих хочется видеть, а между тем – их нет. Всё текло лениво, как эта фраза. Панины, надо сказать, были людьми приближёнными – один гонялся за Пугачёвым, другой воспитывал Павла I, а его племянник исправно душил продукт воспитания шарфом. Графиня попала даже в какой-то знаменитый советский фильм со стёртым названием – её судили большевики, но рабочие отстояли благотворительницу, и она благополучно свалила к потомкам упомянутых выше французов, что спалили имение во время Барклая, зимы, и совместного торжества русского Бога и дубины народной войны. Стиль «тюдор», странный и незаконный, отсылал к англичанам и гатчинской резиденции удушенного шарфом.
Псевдоготический мост перекрывал речку Учу. По верху моста были проложены инженерно-технические заграждения – тускло блестела под лучами хмурого солнца спираль Бруно, чернела обычная колючая проволока, прятались где-то сигнальные мины. Дело в том, что в старинном замке жили раненные и увечные генералы. Две генеральские жены, балансируя на десятиметровой высоте, умело преодолевали полосу препятствий.
Я со своими спутниками пролез сквозь дыру в заборе. Этих дыр во всех заборах, что встречались на моей жизни всегда было множество.
Нет ни одного забора, в моём Отечестве, к которому была бы приложена нужная дырка.
А местность вокруг была художественно-промысловая – рядом лепили что-то из папье-маше, раскрашивая лаком, чуть подальше – штамповали подносы для развески по стенам. К тому же, водянистые места рыболовы описывали, будто запредельный небесный град: «Здесь водятся: лещ, плотва, язь, густера, красноперка, карась, линь. На расширениях самой реки часто можно застать «бой» жереха, подходит судак, много щуки. Рыбы действительно в изобилии, но она здесь имеет репутацию натуры капризной и непредсказуемой. Та же щука при её приличном количестве не всегда так просто дается в руки спиннингиста. Бытует мнение, что её здесь гораздо удачливее ловить с помощью живца. Но истинные спиннингисты с этим тезисом не соглашаются. Место можно считать почти классическим для ловли щуки и окуня легкой снастью. Кувшинки, тростник, осока и чистики между ними выглядят многообещающе. Всегда видно на утренней или вечерней зорьке, что хищника много и он лихо гоняет мелкую плотву и уклейку».
Один молодой, но неоднократно премированный писатель рассказывал, правда, что был очень впечатлён местной циклопической свалкой автомобильных шин и заброшенной железнодорожной веткой.
Бессмысленность этого путешествия была сродни бессмысленности путешествия литературных героев моей юности сначала в поисках развалин замка Катуара, затем по следу оборотня Верлиоки, и дальше – на край шахматного поля.


Поиск по журналу и комментам </a></b></a>berezin


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments