Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про то, что два раза не вставать

Заговорили о телевизионном человеке Познере.
(Вчера, кажется, у него как раз был день рождения).
Замечу в сторону: случай Познера интересен, в первую очередь, как способ наблюдать за механизмом оценки наблюдателей. То есть, человек, который пытается выстроить свою оценку, чаще всего обладает очень подвижными критериями. И когда Познер произносит «Госдура», то становится образцом остроумной нравственности, или, когда он произносит что-то наоборот - становится сервильным выжигой. При этом чередование бесконечно, а поскольку Познер живёт долго, а Сеть сохраняет метания честных обывателей лет за пятнадцать, от разглядывания следов этих колебаний наступает даже некоторое веселье.
Дело в том, что он не собственно не хорош или плох, а как полицейская мигалка - то хорош, то не хорош.
Это безумно интересное явление мигающей кошерности.
Интересно не наличие двойного стандарта, а именно «Конструирование Познера».
Причём он не трикстер, который резкими движениями привлекает к себе внимание.
Трикстер – это всё же какой-нибудь Шнур – достаточно умный, снимающийся и в комедиях, и в серьёзных документальных фильмах, пьяный как свой в доску мужик, и юморной, и прикольный, и можно ожидать, что он вдруг насрёт под стол на банкете. При этом он чётко ощущает границы и не сделает этого никогда, но многие всё же ожидают.
А Познер – это такой удачливый, но немного усталый эстет. Он всё уже видел.
Это моя любимая история про старый спектакль «Чешское фото», где рассказывается история двух фотографов, один из которых эмигрировал (его играл Калягин). Оставшийся на родине фотограф (его играет Збруев) вдруг обнаруживает старого товарища с хрустом что-то жрущего в темноте, и спрашивает, отчего он не включил свет. «Зачем? - отвечает тот. – Я всё уже видел»).
Познер играет такой образ, с которым хорошо себя идентифицировать обывателю (с трикстером обывателю неловко, и за стол пускать боязно), а вот (с) таким Познером быть приятно. Сыто, всё видел.
Это отчасти и история довлатовской эстетики – всё как бы происходит само, а ты просто свидетель времени, текущего мимо. Люди и положения, города и годы. Нью-Йорк-Париж, Маршак-Эренбург, Земфира-Кобзон, Акунин-Толстой.
Ты становишься ценен тем, что всё видел.
Дожил.
Помнишь ещё что-то.

Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments