Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про то, что два раза не вставать

Я выбрался из дома, потому что душа хотела светской жизни или каких-нибудь там ещё развлечений.
Пошёл в любимый журнал «Новый мир», где как раз рассказывали про попаданцев.
Тут дело в том, я что я как раз хотел написать колонку про утопии и дистопии, а вот сходивши, понял, что нужно написать, наоборот, про попаданцев.
Но, обо всёмпо-порядку.
В благородное собрание я, по президентской привычке опоздал, и, естественно, пробирался к месту под шиканье и шипящие, как на сковородке, замечания.
Народу битком, так что место нашлось только в углу, у стены.
А на сцене уже начались прения сторон – сидят рядом в президиуме знаменитый Поэт и знаменитый Фантаст.
Поэт с палкой, и я, как увидел эту палку, так сразу у меня зажглось предчувствие Гражданской войны и прочий Атомный крест. Фигакнет меня палкой, и поминай как звали.
Фантаст и вовсе на меня волком смотрит.
Потому как я, будто Лео Таксиль, втёрся много лет назад к фантастам в доверие, хлеб с ними преломил преломил, пиво пил, а потом усы обтёр и поведал о них правду людям.
Если кто не знает, Лео Таксиль, это был такой французский чувак, который писал антиклерикальные статьи, а потом вдруг покаялся, и ну целовать папскую туфлю и всё такое. И тем же рвением начал разоблачать масонство. Целых десять лет разоблачал, а потом и говорит: нет, я всё придумал, масоны у меня наняты на Киевском вокзале за шаурму и напиток «ягуар», а вы, католики, по-прежнему – дураки.
В общем, насрал Папе в тиару и был таков.
Его, понятное дело, отлучили от Церкви, но было поздно.
Самое интересное, что по его «Забавной Библии» и «Забавному Евангелию» многие советские люди выучили библейские сюжеты, оттого что по другим источникам их выучить было просто невозможно - в силу их отсутствия. Ну, а его теория масонского заговора и вовсе оказалась очень удобной. До сих пор приличные люди пользуются.
Помер Таксиль давно, у нас тогда только затухла первая Русская революция, а Столыпин в думе ещё не устал кричать: «Не запугаете!»
Ну, ясно, что от фантастов меня не отлучили, но и от оппонента мне хорошего ожидать не приходилось.
«В наш тесный круг не каждый попадал, но вот однажды, проклятая дата, я сам его привёл» - ну и далее по тексту.
Сел я, озираясь, а там адепты сидят, все в камуфляже, что эти твои попаданцы.
Светская жизнь не задалась.
Но тут я обнаружил в зале своего старого знакомого, Дмитрия Борисовича Смурова, что по жизни своей многотрудной похож на персонажа с картины бельгийского художника Магритта. Только Смуров котелок под стул положил. И по лицу его я понял, что он собирается выпить. Есть такое выражение лица у людей, что... Да впрочем, ты, дорогой читатель, и без меня это знаешь.
Ездил, поди, в электричках-то? А?
Итак, у него с собой было, и вот я выпить-то выпил, а бутылку ему не вернул.
А на сцене страсти накаляются.
Какие там попаданцы?! Бери выше!
Тут дело о Мироздании пошло, о Предназначении, и о Биологической переделке человека.
Поэт говорит при том: «У нас не только утопий нету, у нас и антиутопий нету! Ждёт вас глад и мор!»
А Фантаст ему вторит: «Был тут я в обществе анонимных хлопобудов, они ещё задолго всё нынешнее предсказали, теперь все по миру пойдём. Вот даже не знаю, успею ли книгу дописать, но вы всё равно её в магазинах спрашивайте».
Заспорили, про что важнее писателю писать - про прошлое или про будущее.
Тут кто-то из публики включился, какой-то реконструктор в фуражке с черепом – не то дроздовец, не то Максим Исаев, что просто забыл домой заехать переодеться.
Поэт ему отвечает: «Да хрена ли вы в коммунизме понимаете? Коммунизм – это желание! Желание, вот в чём дело-то!»
А тут другой сиделец из публики уже включился и стал рассказывать про заклёпочные романы.
Я вообще уважаю фантастов. За то, что они производят огромное количество терминов, и как закричат: «Всем стоять! Пейте керосин! Мы – д’Артаньяны! Это ж бабль-гум, плюс-квадро-турбо-реализм!» - ну и я видел, как один филолог к ним зашёл. Мамаша рыдала, всё потом покойнику в гроб под голову кандидатскую подсовывала.
Ну и в президиуме мне уже гитарную струну показали, как Канарису. Да уж, какой Канарис, такая и струна.
То есть, намекают мне, что я их, фантастов, как-то с бардами сравнил. И расплата, стало быть, не за горами.
Впрочем, я тихо допил и бутылку наготове держу.
Тут Поэт и говорит:
- А фендом этот ваш я ненавижу. Говно ваш фендом.
Тут случилась десятисекундная пауза.
Знаете, так бывает перед большой грозой?
Тишина такая, что слышно, как наэлектризованные волосы встают.
Ну, у меня-то волос вовсе нет, но соседи-то ого-го. Да ещё и, по всему, не тревожат голову шампунями.
И пошла потеха.
Я тут же отшиб бутылке донышко и начал розочкой махаться. Но фантасты тоже не промах, все сплошь какие-то реконструкторы.
Начали отламывать ножки у стульев.
Женщины визжат и жмутся к стенам.
Кто-то выкрикивает неизвестные мне названия произведений – или там молится, не поймёшь.
Я от двоих отбился, а вот третий у меня розочку выбил. Пошёл на меня. Я-таки поднял его и бросил в открытый рояль, на струны.
Вот что значит – приличное место, журнал повышенной духовности. Рояль есть, значит, и мы спасёмся.
Фантастический читатель был вовсе напуган.
Больше всего его испугало отсутствие логики: почему именно в рояль?
А сам ворочается там, струны звенят.
Вот я вам говорю, ля-минор, вот я вам Канариса подпустил.
Ну и, боком-боком, ла и вылез прочь.
А там снег, таксомоторы сигналят. Жизнь, одним словом.
Домой пошёл, про попаданцев писать.
Завтра в фейсбуке почитаю, чем у них дело кончилось.

Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments