Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про то, что два раза не вставать

История про патриотические песни

Случилась печальная годовщина событиям у Осовца, и на меня отовсюду полезла Варя Стрижак.
Нет, воля ваша, вы, конечно, любите себе Варю Стрижак, даже вслух любите, но поскольку меня спрашивают, чего я так морщусь, так я вас скажу, что это – кал.
«Кал» - так ведь можно говорить, да?
Отчего именно она – какая-то адская концентрация пошлости?
И ведь на днях я смотрел ночной телевизор, и там была масса купленных клипов с ухоженными женщинами средних лет, которые честно шли к этому достижению – и вот они-то меня не раздражали совсем. У некоторых даже были красивые сиськи.
И ведь вот Ваенгу я вовсе нахожу забавной.
Или там какого-нибудь Стаса Михайлова, что в бутафорских орденах, изображая фронтовика, поёт на праздник военные песни. И даже к КСП, к которому у меня личные счёты, я отношусь иначе.
Тепло, как к воспоминанием о детском садике и тому, как ты, не добежав, в отчаянии, писаешься в колготки. Но одно дело – ностальгия и непреходящая ценность стихов Пастернака, положи их на музыку или нет.
А другое дело, современная состарившаяся дева, что с придыханием подпевает тому, что вот идёт по свету человек-чудак. С этой бардовской песней случилось то, что всегда случается с запретным плодом или подземными реками. Есть история про то, как Булгаков, будучи уже тяжело больным попросил жену присесть на краешек постели и сказал: «Люся, хочешь, я расскажу тебе, что будет? Когда я умру (и он сделал жест, отклонявший ее попытку возразить ему), так вот, когда я умру, меня скоро начнут печатать. Журналы будут ссориться из-за меня, театры будут выхватывать друг у друга мои пьесы. И тебя всюду станут приглашать выступить с воспоминаниями обо мне. Ты выйдешь на сцену в черном бархатном платье с красивым вырезом на груди, заломишь руки и скажешь низким трагическим голосом: «Отлетел мой ангел…»
Я отвлёкся, хотя, быть может, именно это – ключ к Варе Стрижак.
Это как дантово отличие меж обманувшими недоверившихся и обманувшими доверившихся – находятся рядом, но вторые – глубже.
Пошлое патриотическое высказывание мгновенно становится антипатриотическим.
То есть, эта интонация патриотизма прет-а-порте в песнях о России, что мы потеряли, хруст нефранцузкой булки…
Ну а Собственно, эта как бы патриотическая эстетика хорошо показана одним чехом в его романе (чех, правда, сперва воевал на той стороне):

Он пушку заряжал,
Ой, ладо, гей люди!
И песню распевал,
Ой, ладо, гей люди!
Снаряд вдруг пронесло,
Ой, ладо, гей люди!
Башку оторвало,
Ой, ладо, гей люди!
А он все заряжал,
Ой, ладо, гей люди!
И песню распевал,
Ой, ладо, гей люди!


Варя Стрижак давно трудится на военно-патриотической ниве, и клипов у неё достаточно. Все сделаны по одним лекалам: клубника-в-сметане-доронина-таня-как-будто-«шанели»-накапали-в-щи. Если она пела про трагическую жизнь на питерском телевидении или там что ещё семейное, я бы не возражал, но она об убитых. Тут перед нами жанр «сентиментально-патриотический лубок», где трагические события не осмыслены, а обозначены. Я как-то даже разбирал, какой-то её клип, как там чередуются штампы и собираются в одну кучу - шинель, крест на церкви, слеза, голос повыше, голос пониже, Россия, смерть, любовь, непорочность.
В случае Осовца видеоряд, кстати, тут сделан по принципу «чтобы пострашнее», а оттого напоминает бразильский сериал.
Избыток пафоса всегда мстит агитатору, нет случая, чтобы не отомстил - это как слова «я тебя люблю» и «я тебя очень люблю».
Ну и чудовищные, конечно стихи. Там указан такой странный человек Ватагин, ну так это туши свет, сливай воду:

В бой идут ополченцы,
Крепко сжимая приклад.


На официальном сайте, кстати, слова песен выложены. Среди прочих – чудесное «Имперский Дух, или Боже, Царя Храни!» с пометой «Гимн Российской империи (1833-1917). Слова: Василий Жуковский. Музыка: Алексей Львов». Правда потом добавлен «Слова: Владимир Шемшученко. Музыка: Михаил Чертищев».
Василий Андреевич изрядно бы подивился, как в гимн Российской Империи проникла строфа:

Пусть цепь звенит! Пусть снова свистнет плеть
Над теми, кто противится природе!
Имперский дух неистребим в народе.
Империя не может умереть!


Оно что вышло, Михалыч. Цепь и плеть. И прелести кнута.
Я не говорю про то, что поёт она неважно и добирает слабость вокала пафосом. Патриотический лубок не предполагает хорошего вокала, он как раз в этом месте предполагает тоненький срывающийся голосок.
Но, у нас феномен, конечно, ещё более интересный, потому что делается не самой певуньей, а благодарной публикой.
В случае Стаса Михайлова был сильный спрос на шансон без тюрьмы, в случае упоительных русских вечеров – спрос на реинкарнацию «Звезды пленительного счастья», но без кронверка Петропавловки и каторги, а Стрижак – это такая милитаризированная россия-которую-мы-потеряли.
Не без декабристов, но так, что Государь всех простил, и они сами – на Кавказ, и там погибли. Все-все. А ветка сирени зацвела.

Человеку хочется каких-то идеалов. Вообще, нормальному человеку свойственно эмоционально попереживать. Расчувствоваться. Смахнуть слезу. Вздохнуть.
Но он, простой обыватель, не всегда уверен, что это прекрасный идеал. Ведь в своём всегда не уверен. Можно эти идеалы выстрадать, можно к ним идти через постоянное обдумывание – но это чрезвычайно утомительно. А идеал прет-а-порте тем и хороши: оглянулся, и вот они. Под рукой, пустил слезу и реализовал патриотическое чувство.
Я бы на её месте перепел бы про то, что в ларчике своём она погоны хранит, но не знаю, как это ляжет на квинтовый круг.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments