Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про то, что два раза не вставать

Много лет назад, когда вода была мокрее, а сахар – слаще, я посмотрел в телевизоре фильм «Главный калибр».
Этот фильм буквально перепахал мне душу. Потом оказалось, что фильм, что меня когда-то так впечатлил, оказался не просто фильмом, а таким засушенным сериалом - что-то вроде напитка Перестройки под названием «Инвайт».
Потом уж телевизионные люди стали показывать его по разным федеральном и прочим каналам.
Вот и сейчас, когда я пишу вам эти строки, его показывают по каналу Ren-TV.
И вот, что я записал тогда, чтобы два раза не вставать.
Действие происходит в двух временах - и сейчас, и в 1943 году. В сорок третьем - просто ад. И Скорценни к тому же.
Да и современность - неласковая, но с надеждой. С очевидной завистью к «Секретному фарватеру», ну и то, что одного из героев зовут Городецкий, вставляет не по-детски.
Хотя нет, современная часть – это такой канон советского кино, принцип построения поздних советских фильмов начала восьмидесятых, когда герои современности - молодой офицер, комсомолка и их маленькие друзья противостоят иностранному шпиону, что пришёл бередить старые раны, копаться в военном окаменевшем говне, чтобы достать секретные партийные книжки, опись предателей, награбленные драгоценности, библиотеку Ивана Грозного (нужное подчеркнуть). А этим героям зеркально сопоставлены солдаты и матросы, которые...
Ну, понятно, что в далёкие военные годы главный герой погибает, а теперь, будто доживая за него, - любовь-морковь, и офицер с комсомолкой идут к алтарю... то есть, нет, конечно, получают малогабаритную однокомнатную квартиру.
Под эту схему переделали в ту пору даже одну пьесу Константина Симонова. Был ещё фильм про сына погибшего командира подлодки, который тоже стал командиром подлодки и хорошо проявил себя на учениях и, в отличие от папы, выжил. Повторяю, без определённой лексики тут не обойдёшься, так что просьба слабонервным дальше не читать.
Есть, конечно, фильмы о войне, которые все обсуждают – «Сволочи», там, какие к примеру. Ну, да - хуёво сделан, против Красной Армии и всё такое. Но судьба показывает мне, что и в честь Красной Армии можно такое снять, что держите меня семеро.
Я вообще удивлён, что по улицам нынче (Писано сие в 2007 году) не бегали полоумные, и не пересказывали прохожим сюжет этого фильма.
Поэтому тут и начинается всякая лексика. Исходя из слова «калибр» в названии, я думал, что это какие-нибудь советские «Пушки острова Наваррон».
Но нет, фильм вот про что – с какого-то перепою нацистские негодяи (под начальством Отто Скцорцени – как же без него) устроили свою тайную лабораторию по производству Военного Экстази. Это всё находится в тайных болотах, которые, в свою очередь, выделяют болотный газ (метан, наверное, но этого названия никто не произносит). Там этого газа просто гуталиновая фабрика, и от одного только выстрела всё может подзорваться.
Поэтому нацистские негодяи ходят с автоматами МП-40, из которых вынуты все патронные патроны, и угрожают словами Несчастным Пленным Красноармейцам, что копают яму в Подземной Лаборатории. Хули они копают – про это не знает никто. Я так думаю, что просто надо было как-то занять этих красноармейцев.
В промежутках между работой Несчастные Красноармейцы истово крестятся. Перекрестившись, несколько Несчастных Пленных Красноармейцев устраивают драку, а потом – побег, но в лесу их обнаруживают мускулистые Гламурные Эсэсовцы, которые похожи на крашеных пергидролем пидорасов из гей-клуба. (Ну, может, бывают такие – не знаю). Гламурных Эсэсовцев играют накачанные дембеля (они ходят дико расхристанные, без ремней и в полурастёгнутых парадках).
Вся фишка в том, что Гламурные Эсесовцы жрут Военное Экстази как конфеты – горстями.
Натурально, Несчастных Пленных Красноармейцев пиздят ногами (стрелять-то нельзя), но кто-то из беглецов всё же прорывается к своим. (Тут я потерял сознание, и значительный кусок фильма у меня выпал из описи).
...Услышав про эти безобразия Красноармейский спецназ грузится в Красноармейский самолёт производства бывшей братской Украины Антонов-2 и выходит на тропу войны (буквально). Красноармейский спецназ состоит из капитана, очень похожего на Чапаева, каким его изобразил народный артист Бабочкин; лица кавказской национальности (он всё время говорит как Сталин в фильме «Освобождение», растягивая слова, и постоянно проёбывает кинжал, оставшийся от отца в наследство – половина его реплик про этот кинжал, и у него, как у любимой девушки героя бессмертной поэмы «Москва-Петушки», коса до попы.
Это взрывчатое, надо сказать, сочетание - не хуже метана.
Там есть ещё один бессмысленный боец (он интересен тем, что у него тщательно подбритая бородка как у диджея и он постоянно хамит начальникам из разведотдела фронта), девушка и фронтовой кинооператор. Откуда взялась последняя парочка я совершенно не понял, потому что, когда я вновь пришёл в себя, девушку и кинооператора нацистские негодяи уже отпиздили ногами и взяли в плен.
И вот наши бойцы подходят к болоту и тупо смотрят в воду. Сначала в него прыгает Чапаев (он привык), а потом и остальные. Бойцы, (не снимая сапог), долго бороздят просторы тайного болота, будто фойе Большого Театра. Навстречу им, отперев дверь тайной лаборатории Золотым ключиком, выплывают нацистские водолазы (У них, чтобы мудаки-зрители не перепутали, на рукаве гидрокостюма повязка со свастикой).
Недолго думая, бойцы перерезали всех водолазов заветным кинжалом, а тут навстречу выплыл и Чапай.
- Пока вы водолазов резали, - говорит, - я Золотой ключик спиздил.
- Охуеть! - говорят все радостно, потому что понимают, что с Золотым ключиком они круче любого Буратино.
Красноармейский спецназ залезает внутрь Тайной Лаборатории. Надо оговориться, что в наших говнофильмах все Тайные Лаборатории сняты в декорациях из «Небесного тихохода», где под ужасные звуки из стены выезжала большая пушка.
Был, кстати, такой ещё фильм «Фронт без линии фронта».
Этих фронтов и фильмов про них (они все про организованных партизан под начальством артиста Штирлица, который там в главной роли) было много, но в одном точно была Тайная Лаборатория в Пенемюнде и - там были те же декорации, только цветные. И тоже выезжала из-за флага со свастикой на том же лафете – только не пушка, а Убийственная Ракета.
Чтобы зритель не перепутал Тайную Лабораторию, с какой-нибудь хуйнёй, там всегда по углам стоят огромные фанерные свастики, а на стенах висят имперские орлы в два человеческих роста. Надо сказать, что из того же «Небесного тихохода» спиздили антураж Тайных Лабораторий и в компьютерной игре «Вольфшанце», в которую я играл, когда был молод и имел силёнку.
Здесь ровно тоже самое.
Тут герои начинают месить охрану. Всё это спизжено уже из фильмов про Джеки Чана - особенно усердствует боец с косой до попы. Ну, это кто бы сомневался.
За углом бойцы видят Нацистского врача-вредителя, что уже занёс над девушкой Смертельный Шприц.
- Позвольте, у меня тут эксперимент, - возмущается Нацистский Врач-вредитель. (Они все по-русски говорят).
- Так поучаствуй в нём сам, дарагой! – говорит лицо кавказской национальности и втыкает во врача его же Смертельный Шприц.
Но как только бойцы выбираются наверх, их встречает банда Гламурных Эсэсовцев. Все становятся в ушуистские позы и ну пиздиться ногами.
Кто бы сомневался.
Гламурных Эсэсовцев сразу профилактически отпиздили, они очень обиделись и тут же достали из карманов большие таблетки Военного Экстази и их сожрали. Но бойцы Красноармейского Спецназа оказались не лыком шиты – они-то давно спиздили Военное Экстази из лаборатории. И теперь, на глазах удивлённых Гламурных Эсэсовцев его тоже сожрали.
Ну и опять наваляли Эсэсовцам по самое не балуйся.
Всё это раненному фронтовому кинооператору жутко надоело, и он понял, что таким манером фильм никогда не кончится.
Оказалось, что пока все пиздили Военное Экстази, он спиздил парабеллум с одним патроном.
- Съёбывайте! – говорит он своим товарищам и девушке. – А я стрельну и погибну смертью храбрых.
Тут все и съебались.
Даже Гламурные Эсесовцы, кроме главного. Этому-то главному всё было похуй.
Тут кинооператор пальнул, и ещё две минуты фильм снимали сквозь конфорку бытовой газовой плиты.
Очень похоже на рекламу «Газпрома», кстати.
Дальше хуй его знает, что произошло, но очевидно, что Красноармейский спецназ выжил, переоделся и вот бойцы, отдавая честь, торжественно кладут кинокамеру на могильный холмик.
Ну и, действительно, - хули её к своим тащить – она тяжёлая.
Вот какие огурцы продаются теперь в магазинах. Такие вот фильмы показывают нам в прайм-тайм. (Тут я вклинюсь в этот текст из сегодняшнего дня и скажу – вот уже почти десять лет подряд). Ни в пизду, так сказать, ни в Красную Армию.

В ролях: Александр Соловьев, Алексей Фаддеев, Глафира Тарханова, Юрий Сысоев Режиссер: Михаил Шевчук. Россия. 2006.



Извините, если кого обидел
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments