Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про то, что два раза не вставать

У него на тумбочке целая стопка книг с крестами и ликами святых на обложках,  и, отложив одну из них, он говорит: «Вот хроники часто спорят – когда лучше лежать, летом или зимой. У каждого есть свои резоны, это ведь не война, когда солдат точно знает, что летом лучше, чем зимой. Я в августе всегда лежал. Август у нас не то чтобы не любят, его опасаются. Это, парень, ты может, и не знаешь, была такая песня  – «Вот если бы только не август, не чертова эта пора!» Это  про Ахматову, ей в августе не везло – то мужа расстреляют, то сына арестуют, то в постановлении пропечатают. Другие мужья у неё сгинули просто так, без месяца, но про август у начитанных людей отложилось.
Но мы как-то августа не боялись, а вот у вашего поколения случился дефолт (нам-то, старикам, что до вашего дефолта), утонула подводная лодка, пожары были, наводнения и прочие трагедии. Множество людей сообщали нам о причинах этих августовских неприятностей – ну, там отпуска и время работы резервных команд, особенности мировых и отечественных финансовых каникул...
Но я тебе вот что скажу: есть такое явление, как выкликание августа.
Вроде бы все ничего, видимых признаков катастрофы нет, буревестники сидят по своим гнездам, а людям неспокойно. Не всем, конечно, людям, а тем, чья жизнь размеренна и даже скучновата. Нет, в ней  полно суеты и разных тревог, но это тревоги белки в колесе.  А самое кровожадное существо на свете – белка в колесе, то есть, мирный обыватель. Это он кричит «Распни!» и питается кровью из телевизора. Конечно, обыватель не настаивает на том, чтобы несчастья случались с ним самим, но вот как-то совсем без несчастий ему скучно. И если какое несчастье случилось, то ему теплее на душе, потому что его мелкие ошибки и крупные жизненные неудачи становятся не так важны. Когда большая беда – кому дело до неудач?
А ещё обывателю нравится самому быть буревестником. Причём это не свойство какого-то отдельного человека, а свойство человеческого общества вообще. В августе это просто становится особенно заметно – всё по тем же причинам: некоторая расслабленность и временное отсутствие новостей.
И тут начинается выкликание.
Если ты читал русских классиков, то помнишь: «Идут мужики и несут топоры, что-то страшное будет!»  А, ну читал, хорошо… Кроме энтузиастов, есть профессиональные выкликатели несчастий, но набор общий: вот придет фашизм, вот придет распад, а война уже на пороге. На пороге, точно-точно. Солью запаслись? А? А!? Запаслись солью, лежебоки? А спичками? В глаза смотреть! Спичками запасся?!
Ты-то понимаешь, что нельзя сказать, что кризисы и войны нас минуют – все это, увы, случается регулярно. Но в этом и сила выкликателя: если беда приходит, то он предупреждал, а если не пришла, то никто на ней не настаивал. Это такая одиночная молитва, впрочем, можно и скопом. Август требует не чтения классиков и не прочего самообразования, а того, чтоб собраться приличным людям в кофейне, нарядившись в черные балахоны, разложить на столе красивую голую девушку, измазав ей живот если не нефтью, так шоколадным тортом, и отслужить ночную мессу: гибель всему миру – иди, власть – уйди, что-нибудь новое – приди. А Господь милостив, он, если долго просить, всё сделает.
Что нам делать-то? Ну, вот ты парень начитанный, знаешь, что на это отвечают. Ягоды собирать, варенье варить, а потом пить с ним чай. Ну и что, что он в девятнадцатом году помер? Что в восемнадцатом году без варенья ему надо было жить? Правильный у него совет был. Нет, я бы сказал тебе – молиться надо, да ты молиться не будешь, так будешь литературу какую-то свою бормотать. Главное, не выкликай – ни августа, ни сентября.
Ну и похудей, что ли, а то сдохнешь».

Извините, если кого обидел

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment