Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про то, что два раза не вставать

Съездил на водяное хранилище непарным шелкопрядом.
Совершил там массу наблюдений за живой и неживой природой.
Видел дворец олигарха Миллера и сходку любителей горных и водных лыж, а так же прочих видов активного отдыха.
Жизнь там была под каждым кустом.
А так же обнаружились барды.
Правда, это унизительно для мужского самолюбия - наблюдать множество спортсменок и спортсменов. Такое не наверстать. Можно только представить, как выглядят серфингисты и любители экстремального спорта после двадцати лет такой жизни. Сорокалетние красавцы с фигурами юношей, клинты иствуды нашего городка. Были там и знойные женщины с телами, измождёнными горными лыжами и плаванием.
- Как скучно мы живём! – сказал мой товарищ, что привёз меня сюда. - В нас пропал дух авантюризма, мы перестали петь идиотские песни, вместо брезента одеваемся в капрон, не читаем ксерокопированных книг... Мы перестали делать пьяные бессмысленные глупости.
Но я смотрел в сторону.
При этом в поле моего зрения попадало разное - видел я двух голых баб на мотоцикле, но они, правда, были резиновые.
На них собирались делать какой-то заплыв. Бабы были недорогие, и с открытыми в ужасе ртами.
Потом начался Майданек. Отовсюду пахло горелым мясом.
Размышляя о том, что тут нет пьяниц, я как-то переборщил.
Пьяницы были. Они явились как воинство Ада - в напоминание о реальности.
Сглазил, одним словом.
Но я не об этом - о бардах.
Я наблюдал концерт человека, подражающего Митяеву до такой степени, что я думал, что это Митяев и есть. Я сидел на краю котловины, на дне которой было футбольное поле и концерт.
Нет, это неописуемо, как сказала собака, увидев баобаб.
С ужасом должен признаться, что с восьмого класса по второй курс я очень любил бардовские песни.
Сам пел.
Пиздец какой.
В этот момент человек на сцене произнёс прочувственно:
«Когда у сердца есть мозги, то не видать тогда не зги»).
Нет, и ведь и вправду я делал стойку, когда слышал гитарный перебор. Я слушал передачу радио «Юность» «Песни на просеках», пусть вздрогнут те, кто помнит, что это такое.
Я Окуджаву знал наизусть.
Да что там, я знал тех, чьи имена теперь и не произнести.
Мы пели: «Стало-о-о ве-е-е-етрено.... И во-о-олны с-с-с перехлёстом-м-м...» И, разумеется «Ну вот и поминки - бздымц-бздымц за нашим столом... Ты знаешь, приятель, бздымц-бздымц, давай о другом... (Тут страдательный проигрыш)... «А скока он падал - Да метров шестьсот…» И снова бздым-бзымц и кружки чок-чок, и ещё раз ми-минор бям-блям.
Зачем мы разлюбили это? И. главное, зачем возненавидели тот мир, как предатели, что, сорвав с себя погоны, топчут их в ярости?
Причём я вырос в семье приличных людей, где не было даже гитары. И я думал, что с помощью этих песен мне легче будет понравиться девушкам.
Тут человек внизу произнёс:
«Иди ко мне, мой умный друг,
Со мною не пройдёт твой трюк.
Я не сорву тебе ромашку,
Я подарю тебе весь луг».
В общем, современные барды похожи на фисташки без трещинки.
Потом, в этом освящённом Коците внизу появился пьяноватый человек, который начал читать стихи, посвящённые всем женщинам.
В середине он запнулся и забыл слово.
Тогда пьяноватый человек обратился к публике и спросил: «Когда женщина уходит, что происходит с миром? А?»
«Мама, - подумал я, - я в аду. Когда я вернусь, и примусь бродить по улицам Флоренции, то прохожие будут шарахаться от меня: ещё бы, он был в аду!»
С другой стороны – кто я? Какой-то хер с горы, спортивного во мне мало, вкусы мои причудливы, вид мой ужасен. Вот, катайся я под парусом на всех этих штуковинах, я, может, и не то бы сочинил.
Я бы рассказал людям, как лыжи у печки стоят, и проведал бы о том, что людям не много надо - была бы прочна палатка и был бы нескучен путь. Я бы воспел восходы и закаты, и, пьяненький, вышел бы на сцену. Дипломант Грушинского фестиваля, автор двух сборников.
Мои злопыхатели находили бы утешение в книге Гарри Тобмака «Уринотерапия», которая начиналась с фразы: «Не всем нравится пить мочу».
Но нет, я тут, Господи, у холма над водой.
Зачем вообще это всё?
Ибо человек... Ибо человек... - тут я запнулся.
И я пошёл обратно к палаткам - на синий цвет и призывный свист газовой горелки, где уже пели про милую и солнышко лесное и что идёт по свету человек-чудак.


Извините, если кого обидел

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments