Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про то, что два раза не вставать

Iskry_146
Искры. 1901. Из истории периодической печати в России. [Составление, предисловие В. Гусейнова] - М.: Бослен, 2013. - 160 с.

Про эту книгу написало неожиданно мнго народа - даже Майя Кучерская.
Когда мне её притащил курьер, я как-то даже не очень понял, что это.
Есть такая народная любовь к старым газетам. Вообще, буквы, напечатанные на газетной бумаге, человека моего поколения сопровождали повсеместно. Газеты читали не только дома, но и на столбах и стендах. Потом ими оклеивали стены, вместо грунта для обоев, и в старых домах царь Николай выглядывал из-под вождя Иосифа, и всех их крыл Юрий Гагарин. В газету чистили картошку, в повальном отстутствии туалетной бумаги они ожидали тебя в кабинете задумчивости. И если уж уцелеет периодическая печать, то сокрыты в ней горние тайны.
Дорого бы я дал за растворившиеся в дачном воздухе залежи журнала "Крокодил".
"Искры", конечно, это не "Крокодил".
Но у меня своя свадьба - когда я разглядывал выдернутые из "иллюстрированного художественно-литературного и юмористического журнала (с карикатурами) "Искры", я несколько призадумался.
Интересно (и совершенно непонятно), как эволюционирует юмор.
еврей-с-мороженымПонятно, что есть шутки внутри культурного пласта. Рассказывают, как на какой-то фестиваль (кажется, в Венеции) привезли "Короткие встречи" Муратовой, так в тот момент, когда героиня, какая-то райсполкомовская начальница приходит с проверкой в новопостроенный дом, весь зал стал покатываться от хохота. Дело в том, что героиня откручивала кран, он хрипел, но никакой воды из себя не исторгал. Начальница начинала ругаться с прорабом, а итальянцы утирали слёзы от смеха.
Из крана не идёт вода - ну, смешно.
Но я как раз не об этом смехе, а о том, как стареют "инвариантные шутки". Анекдот о тёще, история мужа-пьяницы и ревнивой жены.
Кто-то мне рассказывал пару римских анекдотов двухтысячелетней давности.
Ну, да, корысть всё та же, скряги по-прежнему не любимы и всё такое. Вечная история.
А в "Искрах" есть какое-то промежуточное свойство - это ворох юмористических рисунков, не так отдалённых от нас, чтобы не понять, что собственно должно вызывать смех, но и не так остро, чтобы его вызвать.
Это очень странное ощущение.

- Почему купец Х. старого наездника уволил?
- Да видите ли, они прежде вдвоём надували публику, а потом наездник придумал отдельно от хозяина плутовать.

С другой стороны, там открываются какие-то бездны - именно через обывательский быт. Кто-то из французских историков говорил, что отдал бы все декреты Конвента за одну приходно-расходную книгу парижской домохозяйки. Понимать это следовало так: декреты давно известны и перепечатаны неоднократно, а вот как жила парижский дом, что ели на завтрак, на чём экономили и как шиковали - непонятно.
Казус бытовой истории раскрыт мало.
Он и сейчас невнятен- в одном городе платят за проезд в маршрутке садясь в неё, в другом - по выходе. Это различие порождает такую драматургию, что нам и не снилась. Как платили в конке, каковы были неписанные правила разговора с извозчиками, как продавали вуодку. наконец.
Сколько карикатур в "Крокодиле" сейчас непонять - теперь до двадцати двух и после десяти, а раньше - с одиннадцати до девятнадцати, и кто помнит, как на циферблат наручных часов клали юбилейный рубль, на котором Ленин отмеривал сакральное время поднятой рукой? Да никто не помнит, шутки пропали, смыты как фотоэмульсия с дефицитной киноплёнки.
Что-то понятно из русской литературы, которая для нас энциклопедия русской ушедшей жизни, а что-то провалилось в неизвестность навсегда.
Вот, к примеру, картинка. Окулист велит пациенту сидеть в тёмной комнате и не выходить. Но тот высовывает голову, и оправдывается, что не выходит, а только голову высунул. Зачем его держали в этой комнате - непонятно. Чтобы зрачки расширились? Не поймёшь теперь.
Карикатура (что бы не понималось под этим словом) - больше чем фотография. Это росток, торчащий под земли, но росток, корни которого обескураживает исследователя - его корневая система причудлива. Там могут оказаться огромные, непредставимые сразу клубни, подземная жизнь, вовсе не ожидаемая нами.

И, чтобы два раза не вставать, издатели зачем-то решили разбавить карикатуры из журнала столетней давности открытками. Там футуристические виды Москвы с летающими трамваями, на гладь Москвы-реки приземляются какие-то амфибии, мимо будущего "ЦУМа" торопятся обыватели, мотосани с пропеллерами шныряют по зимним улицам... Так вот, круче любого прогноза там невесть откуда взявшаяся фотографическая открытка ресторана "Яр" с садом, выстроенными горами, какой-то дикой тропической растительностью и прочим безумством.
Всё, всё смыла река времени.


Извините, если кого обидел
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments