Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про то, что два раза не вставать

***

– Есть ли у вас жизненная цель? Простите, задаю вопрос согласно своим представлениям. Она же в разное время разная, но должна быть.

– Наверное, записать всё то, что видел. Создать картину мира, которая может кому-то пригодиться. И ещё устроить свою жизнь, чтобы лежать было не очень неудобно.

– Говорят, что настоящий писатель пишет только для себя. Это лукавство?

– Это не лукавство, а просто абстрактная фраза. Знаете, абстрактные фразы могут быть очень красивыми, даже бесспорными, но они довольно бессмысленные. Начнёшь в них всматриваться – и вовсе какая-то галиматья: вот кто такой «настоящий писатель» – непонятно. Кто не настоящий, как их считать, а уж что значит «только для себя» и вовсе непонятно. Например, тот, кто пишет для себя в стол, или публикуется большими тиражами, но на читателя ему плевать, и он льёт помои в книгу, чтобы себя обогатить – одно и то же? В общем, нет никаких «настоящих» писателей – есть те, что нам нравятся, и те, что – нет.

– Ещё вот говорят, что идеальный читатель никогда не пишет писем автору. Тут какое-то противоречие?

– Понятия не имею. Я вообще не знаю, что такое «идеальный читатель». Можно предположить, что это тот, кто понял всё то, что писатель хотел сказать. То есть, оценил все шутки, разгадал все смыслы, и вот не стал ничего переспрашивать. Но отчего же не написать тогда просто о чём-нибудь ещё. Про рыбалку и охоту, или про то, что как устроена жизнь в твоём городке. Но вовсе необязательно читатель, которому понравилась книга, будет адекватным собеседником. Иногда такой читатель оказывается фамильярным, думая, что уж если он купил книгу и прочитал её, то теперь писатель должен оказывать ему постпродажное обслуживание.

Нет, если читательница пишет: «Боже, вы – гений. Гений! Я – звезда подиума, но хочу теперь отдаться вам, старому, толстому и лысому!» – это, конечно, другое дело. Но мне такие случаи неизвестны. Хотя надеяться никто не запрещает.

– Как Вы думаете, что будут читать лет через десять-пятнадцать? И вообще – будут ли читать? Если ли будущее у реальных, а не виртуальных книг?

– Тут два вопроса (как мне кажется). На первый я отвечу так: читать, я думаю, будут очень мало, причём современная художественная проза отойдёт на второй план, а спрос будет на литературное описание происходящего. Например, поехал человек в Тюмень, и с шутками-прибаутками рассказывает, как там и что. Раньше это называлось «путевой очерк», но ведь не обязательно он должен быть «путевым», но обязательно интерактивным.

А вот поэзия выживет – у поэзии такое свойство, выживаемость. Но с крупными формами будет что-то интересное происходить.

Второй вопрос, о том, не что будут читать, а как. Я думаю, будут читать с удобных электронных носителей.

Извините, если кого обидел

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments