Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про то, что два раза не вставать

http://www.formspring.me/berezin

***

 

– Часто ли вы врёте без необходимости на то? Если да, то с какой целью?

– Сейчас очень редко – нет мотива. Например, мне не нужно отпрашиваться с работы и тому подобное. Только надо понимать, что есть такой способ вранья, что и не враньё как бы, а недоговаривание. Манипуляция словами, когда человек вроде бы и не сказал ни слова лжи, но при этом у собеседника создалось абсолютно ложное представление о чём-то.

Другое дело – мне нравится идея розыгрышей. Настоящих, а не туповатых, как приказ об увольнении Кукушкинда. То есть, мистификации и розыгрыши, подобные истории с Черубиной де Габриак. Ну, на худой конец, истории с тестом «Виконт».[1]

***

– Зачем Вы копируете вопросы-ответы в ЖЖ?

– Чтобы не потерялось.

– Думаете, Живой Журнал более надёжен, чем formspring, а в Вашем копипэйсте нет ни грамма саморекламы?

– Он не сколько более надёжен, сколько более удобен – здесь, в formspring, например, нельзя поставить гиперссылку, использовать разные шрифты, etc. Ну и конечно, в Живом Журнале у меня лучше отработано сохранение. А вот со взвешиванием саморекламы есть известные трудности – в тот момент, когда любой из нас открывает рот в троллейбусе или заносит пальцы над клавиатурой, так вот, во всех этих случаях особо чуткие весы найдут в акте коммуникации какую-то долю саморекламы. Любой разговор с публикой может быть подвёрстан под эту статью, и даже анонимное высказывание, даже такой анонимный вопрос как ваш, будучи взвешен на таких весах, обнаружит примесь саморекламы.  И это правильно.

 

***

– Курение трубки – это для Вас ритуал или физиологическая привычка? Как часто Вы курите?

– И то и другое. Ритуал, наверное, в большей степени. Поэтому и курю я редко, по большей части прогуливаясь. Или когда иду куда-то.

– Нет ли у вас рассказов о трубках (в духе эренбурговских тринадцати трубок)?

– Ну, у Эренбурга, кстати, есть много текстов о трубках – например, несколько напыщенная агитка «Трубка солдата» про неудавшееся братание: «Вот она передо мной, бедная солдатская трубка, замаранная глиной и кровью, трубка, ставшая на войне «трубкой мира»! В ней еще сереет немного пепла – след двух жизней, сгоревших быстрее, чем сгорает щепотка табаку...». Но тут вот в чём дело – тут надо написать о трубке именно как о герое, чтобы всё это было такой частью сюжета, которую невозможно выкинуть или заменить, скажем, на перочиный ножик или зажигалку. Я вот как раз хотел что-то такое написать, да не придумал пока ничего. Надо ждать внешнего толчка. А статьи про табак писал, и про трубки. И рецензии на книги по предмету.

– А можно про эренбурговские трубки поподробнее? А ещё что-нибудь у Ильи Григорьевича?

– Да с трубками отдельный разговор. А так-то «Люди, годы, жизнь» побивают всё.

Но ещё я до сих пор удивлён военной публицистикой Эренбурга. Сейчас читать военные статьи Эренбурга тяжело на трезвую голову – они действуют абсолютно химически, минуя рациональное начало. Когда поросли окопы травой, и позабыто – не забыто, да не время вспоминать, можно увидеть в них механизм пропаганды, натяжки и стыки, додуманное и придуманное. Но только это всё равно действует не как та дурная водка, напившись которой дерётся шпана в подворотнях, а та, глотнув которой лезет солдат по грязи на врага, без особой надежды выжить.

И вот ещё – я бы назвал одно стихотворение 1958 года, что я очень люблю:


Да разве могут дети юга,
Где розы плещут в декабре,
Где не разыщешь слова «вьюга»
Ни в памяти, ни в словаре,

Да разве там, где небо сине
И не слиняет ни на час,
Где испокон веков поныне
Все то же лето тешит глаз,

Да разве им хоть так, хоть вкратце,
Хоть на минуту, хоть во сне,
Хоть ненароком догадаться,
Что значит думать о весне,

Что значит в мартовские стужи,
Когда отчаянье берет,
Все ждать и ждать, как неуклюже
Зашевелится грузный лед.

А мы такие зимы знали,
Вжились в такие холода,
Что даже не было печали,
Но только гордость и беда.

И в крепкой, ледяной обиде,
Сухой пургой ослеплены,
Мы видели, уже не видя,
Глаза зёленые весны.

 



[1] Однажды добрый мой товарищ Каганов совратил Живой Журнал. Итак, я увидел свою ленту, полную оптимистичных сообщений «Я – лох». То есть, Каганов, и, видимо, его товарищ Янг, сделали тест, который однозначно выдавал результат «Вы – лидер» вне зависимости от ответов на вопросы – но вот беда, при постановке в ленту обрадованный человек видел заключение «Вы – лидер», а все остальные, вошедшие не под его паролем, наблюдали надпись «Я – лох». Один мой коллега объяснил, как это сделано, но это совершенно не важно. Тест прошли те, кто не вставил его в ленту, а не прошли те, кто радостно начал хвастаться. Надо отдать должное придумщикам – они могли бы написать оскорбительный текст, и пять тысяч леммингов вывесили бы его, не задумываясь. Но они написали текст очень правильный, ровно настолько унизительный, насколько нужно. И сыграл роль этого безумного трикстера, что поставил на уши целый город в рассказе Марка Твена "Человек, корый совратил Гедлиберг". Весь Живой Журнал, жужжа, вывешивал свои результаты, жеманясь: «Ну, я всегда подозревал, что я не плох...» А под этим – «Я – лох, я иду на поводу у лести, обмануть меня проще, чем Буратино». Или, на манер кокетничающего Мальволио люди бормотали: «Ну, я не такой всё-таки, я скромнее… Не так уж я и велик» – а под этим все видели всё то же: "Я - лох". Я смотрел в экран, а лохи плодились со скоростью пузырей на воде. А вывод очень простой – либо надо быть скромнее, не выёбываться, либо, обоссавшись прилюдно, топнуть ногой, взмахнуть рукой и, рассмеявшись, не обижаться. Такие люди мне как-то даже больше приятны, чем персонажи Марка Твена, что врали о своём благочестии. Хороший урок-то, а я не попался только потому, что не люблю тестов.

Извините, если кого обидел

 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments