Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про стаканы



14, 12, 20, 28 - и это неполный ряд, разумеется.

Вспомнил былое благодаря посту periskop.su.
Надо сказать, что я несколько раз писал о гранёных стаканах в разных изданиях - коротко писал и писал пространно.
В результате я должен сказать одно - загадок в истории гранёного стакана больше, чем точных знаний. Да и вопрос "Скока граней?" сродни вопросу о том, сколько должен быть рост и вес у красивой женщины. Поиск точного числа сродни желанию пройти под радугой.

Однако на этом пути мы можем узнать много нового, если только не окостенел ещё живой интерес.
А то ведь наш обыватель каков - у него в голове связка "стакан" - "Мухина". Он как заслышит слова "гранёный стакан", так сразу выпучит глаза и выпалит: "Мухина!". "Му-хи-на!" Да так и остолбенеет.
Потому как скажи ему: "Птица!", так он радостно закричит "Курица!".
А скажи "Поэт?" получишь в ответ: "Пушкин!"
Так вот никаких документов о роли Мухиной в судьбе гранёного стакана не наблюдается - только воспоминания родственников и ворох недостоверных газетных статей, в которых журналисты выпучивают глаза не хуже обывателей.
Образ советского гранёного стакана возник с унификацией производства в середине ХХ века. То есть, если раньше человек помнил, что в разных столовых и рюмочных, в трактирах и кабаках была разная посуда, то тут в каждое заведение общественного питания, а то и в каждый дом пришли миллионы и миллионы схожих стаканов.
А так-то гранёные стаканы известны в стеклоделии давно. Был, по слухам, стакан Ефима Смолина, который царь Пётр Алексеевич хватил оземь, да тот стакан, на радость мастеру, и не разбился.
Контр-адмирал Дыгало пишет: "Еще задолго до официального появления кают-компании на кораблях 1-го и 2-го ранга Российского флота имелись наборы отличной столовой и винной посуды, «дабы не ударить лицом в грязь, буде придется принимать иностранных гостей». Составной частью этих наборов, изготовлявшихся бессчетными купеческими мануфактурами, были, естественно, стеклянные стаканы — малопрозрачные, темно-зеленого бутылочного тона, которые расписывались эмалевыми красками, и более дорогие, декорированные тонкой гравировкой прозрачные бесцветные кубки Императорского хрустального и стекольного завода. Вся эта посуда во время штормов билась в неимоверных количествах, ибо зафиксировать ее гладкие формы на столе было почти невозможно. Правда, помогла русская смекалка: моряки во время качки застилали столы мокрыми скатертями (это применяют и сейчас), однако круглые по форме стаканы и кубки скатывались со стола и бились даже в этом случае. От удручающих трат казну избавил один из мастеров Императорского стекольного завода, который изготовил первый в России граненый стакан. Апробацию новшества российский император произвел самолично, откушав из него полынной водки. Он нашел, что «стакан осанист и по руке в пору». От своих нынешних собратьев первый русский граненый стакан отличался большой вместимостью, толстыми стенками и зеленоватым оттенком. Возможно, это обстоятельство привело к тому, что в народе, несмотря на постоянное обновление разговорного языка, водка сохраняла за собой былинное название зелена вина — что ни налей в такой стакан, все в нем казалось зеленым. Но главным достоинством этого стакана была его высокая прочность: даже при падении со стола на палубу он очень редко разбивался".[1]
Естественно считать, что и на других флотах мира они к тому моменту уже были.
Но и до этого гранёные рюмки и стаканы упоминаются среди продукции Измайловского завода 1676 года. [2]
Да и далее: "Xотелось бы упомянуть еще один фрагмент стакана: его тулово покрыто гранями, как у современных граненых стаканов, но грани нанесены шлифованием. Происходит он из надежно датированного слоя XVIII в." [3]
Самым распространённым оказался так называемый «мухинский» стакан как бы образца 1943 года – этот год был урожаен на стандарты, например, на промежуточный патрон 7,62.
Стакан, правда, был разработан куда раньше – до войны был проект посудомоечной машины для больших общественных столовых – там гранёный стакан входил в специальные гнёзда. Кстати, вместо Мухиной, иногда авторство отдают инженеру Славянову – но мутная вода расследований тоже утекает в песок. Поминают даже Каземира Малевича, видимо, приписывая ему всё простое и угловатое.
Но стандарт этот - кажущийся, потому что на каждом стеклоделательном заводе СССР порядки были свои, и, подчиняясь своим областным, республиканским начальникам или руководству совнархозов, они проявляли многогранную самодеятельность.
Не говоря уж о том, что в старых стаканах была гранёной внутренняя поверхность, а не только внешняя.
Но дело, между прочим, не в гранях, а в варке при температуре 1500° С, двойном обжиге, и, как утверждали, добавках свинца, приближающих стекло к хрусталю.
Прочность калёных стаканов имела, правда, и оборотную сторону - уж если они бились, так громко и будто взрываясь.
Было множество гранёных стаканов – малогранные архаичные, следующее поколение – гранёные стаканы с ободком сверху, затем гранёные стаканы с неполным гранением – до середины, со сложно профилированными гранями.
Обычно считают стандартом двухсотпятидесятиграммовый десятигранник с ободком, хотя, как дотошные грибники, в разных потайных местах знатоки обнаруживали россыпи десяти-, двенадцати– , шестнадцати– и семнадцатигранников.
Но я всё же расскажу, как с помощью стакана Владимир Ильич Ленин объяснял смысл жизни: "Тов. Бухарин говорит о «логических» основаниях. Все его рассуждение показывает, что он – может быть, бессознательно – стоит здесь на точке зрения логики формальной или схоластической, а не логики диалектической или марксистской. Чтобы пояснить эту, начну с простейшего примера, взятого самим тов. Бухариным. На дискуссии 30 декабря он говорил: «Товарищи, может быть, на многих из вас споры, которые здесь происходят, производят впечатление, примерно, такого характера: приходят два человека и спрашивают друг у друга, что такое стакан, который стоит на кафедре. Один говорит: «это стеклянный цилиндр, и да будет предан анафеме всякий, кто говорит, что это не так». Второй говорит: «стакан, это — инструмент для питья, и да будет предан анафеме тот, кто говорит, что это не так». Этим примером Бухарин хотел, как видит читатель, популярно объяснить мне вред односторонности. Я принимаю это пояснение с благодарностью и, чтобы доказать делом мою благодарность, я отвечаю популярным объяснением того, что такое эклектицизм в отличие от диалектики. Стакан есть, бесспорно, и стеклянный цилиндр и инструмент для питья. Но стакан имеет не только эти два свойства или качества или стороны, а бесконечное количество других свойств, качеств, сторон, взаимоотношений и «опосредствовании» со всем остальным миром. Стакан есть тяжелый предмет, который может быть инструментом для бросания. Стакан может служить как пресс-папье, как помещение для пойманной бабочки, стакан может иметь ценность, как предмет с художественной резьбой или рисунком, совершенно независимо от того, годен ли он для питья, сделан ли он из стекла, является ли форма его цилиндрической или не совсем, и так далее и тому подобное"...[4]
И проч, и проч.
Стакан у нас долго объяснял всё и служил для массы межалкогольных игр - с ним была придумана масса застольных фокусов. К примеру, если наполненный доверху стакан грамотно бросить на пол так, чтобы он соприкоснулся с ним дном, то возникал кумулятивный эффект: жидкость из него струёй добивала чуть не до потолка.
Вокруг онтологического стакана была масса традиций - помимо счёта граней (это, мне кажется, отчасти проверка на трезвость), в поездах требовали негранёные стаканы тонкого стекла, а распространены были как раз малобьющиеся гранёные. Воровство гранёных стаканов из автоматов для газированной воды - отдельная история. Гранёный стакан как мерная ёмкость - от 200 до 250 грамм, гранёный стакан как форма оплаты - "за стакан".

[1] Дыгало В. Откуда что на флоте пошло. - М.: Крафт+, 2000, с. 217.
[2] История хозяйства России в материалах и документах, Том 1. - М.: Государственное Издательство, 1926, с. 200.
[3] Труды VII Международного Конгресса Славянской Археологии. - М.: Российская академия наук, Ин-т археологии, 1997.
[4] Ленин В. ПСС, т. 42. - М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1958, с. 289.

Извините, если кого обидел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments