Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История с враждой (продолжение)

Однако ж, писательская вражда бесконечна.
В 1940 году вышла книга Шкловского "О Маяковском". Среди прочего, там была главка "О критике", где поминался  Чуковский. Чуковского эта книга ужасно разозлила - во-первых, там прямым текстом говорилось, что Чуковский недопонял Маяковского (а к 1940 году Маяковский был официально объявлен лучшим поэтом эпохи): "К Маяковскому Чуковский снисходителен". "Хлебников в то время, когда писал Чуковский, уже  обнародовал свои поэмы, уже давно был известен "Зверинец", но так смешнее, так удобнее для читателя, чтобы все были маленькие". "Мы поехали в Бестужевский институт. Доклад читал Корней Иванович. Он закончил возгласом о науке и демократии:
- Ничего не выйдет у футуристов! Хоть бы голову они себе откусили, - выпевал он…
Аудитория решила нас бить.
Маяковский прошел сквозь толпу, как раскаленный утюг сквозь снег. Крученых шёл,  взвизгивая и отбиваясь галошами. Наука и демократия его щипала. Я шел, упираясь  прямо в головы руками налево и направо, был сильным - прошёл.
А Корней Иванович повез свой доклад дальше".
К тому же, там мимоходом говорилось о газете "Речь" и критике Чуковском - в 1940 году  ещё кто-нибудь мог помнить, что "Речь" была органом кадетской партии, а, значит, сотрудничество с ней было не вполне благонадёжным.
Другое дело, что самому Шкловскому можно было поставить в вину куда более серьёзные элементы биографии - от эсэровского прошлого до побега из РСФСР.
В июне того же года Корней Чуковский пишет дочери: "О Шкловском скажу: неожиданный мерзавец. Читая его доносы, я испытывал жалость к нему. То, что напечатано, есть малая доля того,  что он написал обо мне. По требованию Союза выброшено несколько страниц.
Шкл<овский> знает, что я не стану "вспоминать" о его прошлом, и потому
безбоязненно "вспоминает" о моём. Но и хорош Союз, который разрешает печатать обо мне такие гадости! В 1913 году я был единственный критик, который дал хвалебный отзыв о трагедии "Влад<имир> Маяковский". И где? В "Русском слове", самой распространенной газете, которую редактировал Дорошевич, не любивший Маяковского. Этого отзыва Шкловский не приводит. Бедный, завистливый, самовлюблённый мерзавец. Но талантлив, порою умён, вообще какие-то большие возможности в этом человеке есть несомненно". 
В августе 1951 года он продолжает как будто прерванное описание: "Я прочитал рецензию Шкловского (нашёл её у тебя на столе). Самое худшее в ней - это её видимая убедительность. Человек непонимающий (напр<имер>, редактор из Летгиза) может подумать, что и в самом деле Шк<ловский> пишет с натуры, и не подозревая, что в его рецензии всё фантастично. Самое горькое (для характеристики Шк<ловского>) - это развязное высокомерие с кот<орым> он пишет о молодом (и более даровитом) товарище. А эти уроки, которые преподаёт  Г<еоргиев>ской, эти рецепты - как уверенно и авторитетно они сформулированы, словно он сам имеет у себя за спиной огромные писательские победы, будто он написал "Мадам Бовари" и "Капитанскую дочку". И что за странный человек. Всякий раз, когда я хочу полюбить или пожалеть его, он отшибает от себя очередным негодяйством".

Извините, если кого обидел.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal