Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История ещё одна, печальная



Ну, эта смерть не была, в общем, неожиданной. Ан, всё ж как-то нехорошо вздрогнул.
На одной из последних фотографий, которую услужливо выкинула передо мной Сеть, он удивительным образом стал похож на Евтушенко. Несмотря ни на что, это был какой-то парных конферанс Вознесенский-Евтушенко, или даже Вознесенский/Евтушенко - при всей разности этих фигур.
Многочисленные некрологисты сразу же закричат о том, что кончилась эпоха. Так всегда кричат в таких случаях, это что-то вроде междометия, которое употребляется бездумно.
Эпоха, конечно, кончилась, но кончилась давно. Была в моей жизни такая картина: когда на утро подходишь к костру, от котрого все разошлись, его угли ещё тлеют. Время шестидесятых давно зола, прах, история. Угли остыли. И когда жизнь тебе тычет под нос выживших - удивляешься. Удивительно, что эпоха длилась, будто огонёк над углями костра. Все уже заснули по палаткам, а огонёк то тух, то вспыхивал, в теперь, наконец, исчез окончательно.
Мне есть что сказать о мёртвом поэте (меньше, чем многим не то чтобы друзьям, но многим в моей ленте), и мне есть что сказать о нём с иронией. Фигура-то трагическая, хотя даже у меня в комментах можно услышать, что жалеть не надо - человек-праздник, женщины, странствия, стихи. Пожил, так сказать.
Но нет, фигура кифареда всё же трагическая. Однако я повторяю свою мысль. Смерть - это всегда рык льва в лесу. Глас царя зверей. Звук, известие, знак - после которого все звери должны прижать уши и задуматься. Не спрашивай, дурень, по ком звонит колокол. он звонит по тебе.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments