Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Category:

История про сны Березина №74

В этом сне, оснащённом тысячами подробностей и деталей, я попадаю в маленькую страну третьего мира, в странное здание на окраине большого мусульманского города. Это, однако, не Магриб, а тропики, и климат в этом месте чрезвычайно неустойчивый.

Итак, на отшибе большого приморского города стоит современное здание, Это что-то вроде центра по изучению религии вместе с общежитием. В этом здании живут не только сами монахи и учёные, но и их семьи - семьи тех, кому брак не запрещён уставом.
Среди прочих моё внимание привлекает старик поляк, лицо которого я так и не увижу - оно прячется то под капюшоном, то под полями огромной шляпы.
Мы ведём с ним беседы о жизни, и я размышляю: "В этом человеке есть какая-то неукротимая энергия, которая поддерживает его тщедушное тело, когда он занимается своими странными исследованиями. Сегодня - философскими обоснованиями религий, а завтра - историей с метанием ножей и последующим судебным разбирательством, что случилось лет сто назад в том самом воеводстве, откуда оба мы были родом".
Да, в ходе дела оказывается, что я - тоже поляк, как и мой собеседник.
Однажды нас всех, жителей этого дома выгоняют наверх, на плоскую, с каменными странными сооружениями крышу здания. Начинается какой-то особый тропический ливень, и почему-то в этот момент нельзя находится в наших комнатах. Мы стоим на крыше, укрывшись под какой-то бессмысленной гранитной аркой, причудой архитектора-модерниста, и смотрим на город, заливаемый водой.
- Самое главное, говорит нам кто-то, стоящий рядом - вернувшись домой проверьте стены. На них могут сидеть ядовитые насекомые, которые движутся внутри зданий во время такого дождя - наверх, из залитых водой подвалов.
Через несколько дней мы со стариком беседуем в уединённом закутке нашего острова цивилизации, рядом с исламской молельней, так же расположенной в нём. Слушая его, я вдруг понимаю, что призрак смерти летает над его головой. Что это будет за смерть - мне неизвестно, я понимаю лишь, что она предназначена, и не может быть следствием простой причины.
Вдруг пространство за углом заполняется мусульманами, пришедшими совершить свой очередной намаз. Задним числом я понимаю, что весь этот центр по изучению религии - место довольно экуменическое.
Старик, между тем, рассказывает, что знает около десяти языков. Больше всего меня поражает в его рассказах одно рассуждение: "Мы обнаружили футляр, в который могла поместиться книга. Сразу стало очевидно поэтому, что ничего кроме книги там и не могло быть".
Но приближаются какие-то страшные события, которые во снеВ этом сне, оснащённом тысячами подробностей и деталей, я попадаю в маленькую страну третьего мира, в странное здание на окраине большого мусульманского города. Это, однако, не Магриб, а тропики, и климат в этом месте чрезвычайно неустойчивый.
Итак, на отшибе большого приморского города стоит современное здание, Это что-то вроде центра по изучению религии вместе с общежитием. В этом здании живут не только сами монахи и учёные, но и их семьи - семьи тех, кому брак не запрещён уставом.
Среди прочих моё внимание привлекает старик поляк, лицо которого я так и не увижу - оно прячется то под капюшоном, то под полями огромной шляпы.
Мы ведём с ним беседы о жизни, и я размышляю: "В этом человеке есть какая-то неукротимая энергия, которая поддерживает его тщедушное тело, когда он занимается своими странными исследованиями. Сегодня - философскими обоснованиями религий, а завтра - историей с метанием ножей и последующим судебным разбирательством, что случилось лет сто назад в том самом воеводстве, откуда оба мы были родом".
Да, в ходе дела оказывается, что я - тоже поляк, как и мой собеседник.
Однажды нас всех, жителей этого дома выгоняют наверх, на плоскую, с каменными странными сооружениями крышу здания. Начинается какой-то особый тропический ливень, и почему-то в этот момент нельзя находится в наших комнатах. Мы стоим на крыше, укрывшись под какой-то бессмысленной гранитной аркой, причудой архитектора-модерниста, и смотрим на город, заливаемый водой.
- Самое главное, говорит нам кто-то, стоящий рядом - вернувшись домой проверьте стены. На них могут сидеть ядовитые насекомые, которые движутся внутри зданий во время такого дождя - наверх, из залитых водой подвалов.
Через несколько дней мы со стариком беседуем в уединённом закутке нашего острова цивилизации, рядом с исламской молельней, так же расположенной в нём. Слушая его, я вдруг понимаю, что призрак смерти летает над его головой. Что это будет за смерть - мне неизвестно, я понимаю лишь, что она предназначена, и не может быть следствием простой причины.
Вдруг пространство за углом заполняется мусульманами, пришедшими совершить свой очередной намаз. Задним числом я понимаю, что весь этот центр по изучению религии - место довольно экуменическое.
Старик, между тем, рассказывает, что знает около десяти языков. Больше всего меня поражает в его рассказах одно рассуждение: "Мы обнаружили футляр, в который могла поместиться книга. Сразу стало очевидно поэтому, что ничего кроме книги там и не могло быть".
Но приближаются какие-то страшные события, которые во сне
В этом сне, оснащённом тысячами подробностей и деталей, я попадаю в маленькую страну третьего мира, в странное здание на окраине большого мусульманского города. Это, однако, не Магриб, а тропики, и климат в этом месте чрезвычайно неустойчивый.
Итак, на отшибе большого приморского города стоит современное здание, Это что-то вроде центра по изучению религии вместе с общежитием. В этом здании живут не только сами монахи и учёные, но и их семьи - семьи тех, кому брак не запрещён уставом.
Среди прочих моё внимание привлекает старик поляк, лицо которого я так и не увижу - оно прячется то под капюшоном, то под полями огромной шляпы.
Мы ведём с ним беседы о жизни, и я размышляю: "В этом человеке есть какая-то неукротимая энергия, которая поддерживает его тщедушное тело, когда он занимается своими странными исследованиями. Сегодня - философскими обоснованиями религий, а завтра - историей с метанием ножей и последующим судебным разбирательством, что случилось лет сто назад в том самом воеводстве, откуда оба мы были родом".
Да, в ходе дела оказывается, что я - тоже поляк, как и мой собеседник.
Однажды нас всех, жителей этого дома выгоняют наверх, на плоскую, с каменными странными сооружениями крышу здания. Начинается какой-то особый тропический ливень, и почему-то в этот момент нельзя находится в наших комнатах. Мы стоим на крыше, укрывшись под какой-то бессмысленной гранитной аркой, причудой архитектора-модерниста, и смотрим на город, заливаемый водой.
- Самое главное, говорит нам кто-то, стоящий рядом - вернувшись домой проверьте стены. На них могут сидеть ядовитые насекомые, которые движутся внутри зданий во время такого дождя - наверх, из залитых водой подвалов.
Через несколько дней мы со стариком беседуем в уединённом закутке нашего острова цивилизации, рядом с исламской молельней, так же расположенной в нём. Слушая его, я вдруг понимаю, что призрак смерти летает над его головой. Что это будет за смерть - мне неизвестно, я понимаю лишь, что она предназначена, и не может быть следствием простой причины.
Вдруг пространство за углом заполняется мусульманами, пришедшими совершить свой очередной намаз. Задним числом я понимаю, что весь этот центр по изучению религии - место довольно экуменическое.
Старик, между тем, рассказывает, что знает около десяти языков. Больше всего меня поражает в его рассказах одно рассуждение: "Мы обнаружили футляр, в который могла поместиться книга. Сразу стало очевидно поэтому, что ничего кроме книги там и не могло быть".
Но приближаются какие-то страшные события, которые во сне я могу только предчувствовать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments