Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про ответы на вопросы (XIV)

Запишу-ка я сюда, чтобы не пропало http://www.formspring.me/berezin

- Почему Вы не поздравляете женщин с праздником? Вообще, создаётся впечатление, что Вы тайно женщин ненавидите. "Красивые умные женщины" - это
- Это вы разговариваете с воображаемым собеседником, не со мной, то есть. Ваш собеседник кого-то не поздравил, и у вас создалось впечатление. Отношусь с пониманием. Но я-то тут при чём?
- Ваш вклад в серию "Метро": честно, какую он имеет художественную ценность? Как Вы сами его оцениваете? Помнится, Вы как-то яро критиковали Глу
- Первое (да и второе) предложение, увы, сформулировано коряво. И вот во мне возникает некий страх - ну, начну я рассказывать про художественные ценности, а вдруг для вас то, как вы сформулировали вопросы, и есть норма русского языка. Выйдет конфуз и непонимание.
- Хорошо, попытаюсь ещё раз сформулировать вопрос про Ваш роман в серии "Метро". В своём ЖЖ Вы как-то критиковали Глуховского, причём достаточ
- Попробуйте ещё раз.
- Ещё раз: Вы говорили, что "Метро" - это коммерческий проект. Художественной ценности в нём нет никакой. Что побудило Вас принять в нём участие?
- Это не так. Во-первых, я говорил (и подробно разбирал), что в этих книгах мне не нравится. Действительно, у меня есть некоторые соображения по этому поводу, то есть о том, как эти романы они устроены - вот об этом я говорил и не сказать, что многое за эти годы во мне переменилось.
Во-вторых, я не думаю, что коммерческий проект обязательно должен иметь нулевую художественную ценность - это только в припадке безумия так можно сказать.  Ну, и наконец, мы добрались до вопроса - зачем я участвовал в проекте "Метро". Тут есть простой ответ - мне было интересно. Ну, и там была такая ситуация, что роман нужно было написать за месяц, чтобы успеть к старту. А это добавляет адреналина.
Дальше можно очень долго объяснять мотиванции (их много) - но мы с вами можем заскучать.
- Да при чём здесь безумие-то? Вы вообще любите это слово, есть за что? Коммерческие проекты как правило, имеют ценность, близкую к нулевой.
- При том. Вы напрасно пытаетесь быть невежливым - неприятные вопросы (если вы думаете, что задаёте неприятный вопрос) нужно задавать вкрадчиво и вежливо - тогда он имеет особую силу. А вы горячитесь и начинаете хамить. Это признак слабости.
Затем вы принимаетесь говорить неверные вещи - мы с вами пока не договорились, что такое "коммерческий проект", что такое "ценность" (а у вас сначала упоминалась "художественная ценность", а теперь уже просто "ценность"), но вот уже вы говорите: "Коммерческие проекты как правило, имеют ценность, близкую к нулевой". Так вот, это утверждение имеет такую же описательную ценность как фраза "Все мужики - сволочи".
Всяко, конечно, бывает, но лучше не торопиться со словами. 
- Я абсолютно не стараюсь быть невежливым, не горячусь и не хамлю. Это вы воспринимаете меня как какого-то воображаемого собеседника.
- Ну, значит, у вас это получается само собой. Тоже бывает.
- Вы считаете себя гениальным? Во всяком случае, талантливее многих иных?
- Я не знаю многих иных. Надо бы исследовать многих иных - они и впрямь могут оказаться полными идиотами. Но тогда невелика заслуга быть талантливее этих людей.
- Почему Вы забываете старых друзей?
- А, по-моему, вы не перестали пить коньяк по утрам.
- Не, это про друзей, которые по утрам не пьют. Даже кофе - не успевают. А на вопрос ты ответил неудачно.
- А мы с вами на "ты" пока не переходили. Кто ж вас знает, кто вы такой? Вдруг невежливый незнакомец, не распознающий классических цитат и спросивший неудачно?
- Выясняли свою родословную? Как глубоко удалось докопаться; что неожиданного?
- Неглубоко - в конец XVIII века по материнской линии, а по отцовской - и вовсе на три поколения. Предки отца были крестьянами из-под Вятки, а там, сами понимаете, в глухих деревнях счёту людям не особо велось. Неожиданностей никаких - потому что от меня ничего не скрывали - ни громких имён в родне, ни сидельцев, ни прочих обстоятельств. Я всё как-то знал с детства, только уточнял потом, как подрос.
- Следите ли Вы за развитием физики (той области, в которой специализировались, хотя бы по обзорам)?
- Да, слежу - и по обзорам, и расспрашиваю тех своих друзей, что остались в профессии. У меня даже есть план романа про тектонику плит, да вот пока я не готов написать его в стол, а дела в издательстве тормозятся.
- Нравятся ли Вам книги Владимира Шарова?
- Да. Мне Шаров очень нравится, другое дело, что я бы не стал его рекламировать как общедоступное чтение. Я могу понять хороших умных людей, что книги Шарова не принимают
Я как-то (при нём) выразился, что я могу себе представить в постапокалиптическом мире секту, что будет странствовать по земле и исповедовать его книги, будто некие духовенные  свыше тексты. То есть он такой писатель для внутреннего круга - так мне кажется.
- Нет ли у вас рассказов о трубках (в духе эренбурговских тринадцати трубках?
- Ну, у Эренбурга, кстати, есть много текстов о трубках - например, несколько напыщенная агитка "Трубка солдата" про неудавшееся братание: "Вот она передо мной, бедная солдатская трубка, замаранная глиной и кровью, трубка, ставшая на войне "трубкой мира"! В ней еще сереет немного пепла - след двух жизней, сгоревших быстрее, чем сгорает щепотка табаку...". Но тут вот в чём дело - тут надо написать о трубке именно как о герое, чтобы всё это было такой частью сюжета, которую невозможно выкинуть или заменить, скажем, на перочиный ножик или зажигалку. Я вот как раз хотел что-то такое написать, да не придумал пока ничего. Надо ждать внешнего толчка.
А статьи про табак писал, и про трубки. И рецензии на книги по предмету.

Извините, если кого обидел.
-
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments