Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про приход и уход (III)

...Мы остановились в Молоди. Тадо сказать, что места, где умерло много людей - всегда мистические. То есть, я считаю, что где и одного человека зарезали - всё ж место странное, стрёмное и будоражащее, но уж где сто тысяч положили - и вовсе обывателю тревожно.
А тут, у Лопасни и на Рожайке перебили не то сто, не то полста тысяч крымчаков, шедших на Москву. В числах источники начинают путаться - на радость любителям нулей.
Надо сказать, что это классическое сражение русской армии.
Во-первых, оно выиграно русскими по законам воинского искусства, не абы как, а по уму.
Во-вторых, оно надолго определило географию соседних стран.
В-третьих, не прошло и года с битвы при Молодях, как Михаила Ивановича Воротынского, который, собственно там и победил, взяли в оковы, пытали (причём, по легенде Иван Грозный подсыпал ему угли к бокам и лично рвал бороду князя) и сослали в Кирилло-Белозерский монастырь. По дороге князь, впрочем, умер. Однако ж, об этом нам сообщает Курбский, а судить по нему о таких историях всё равно, что о истории Отечественой войны по Эренбургу. Неясно, в общем, что стало с несчастным Воротынским - но уж ничего хорошего, это точно.
И, наконец, в-третьих, и в-крайних, битва эта забыта. Нет, видел я как-то в Молодях каких-то ряженых казаков и камуфлированный вермахт с русскими рожами, однако спроси кого на московской улице об этой истории - плюнут тебе в бесстыжие глаза. Потому как утопление рыцарей в Чудском озере и Бородино известны нам по рекламе сухариков, а вот разгром Девлет-Гирея в рекламе не освещён.
Краевед с Директором Музея ушёл к церкви, Архитектор уткнулся в карту, а оторвавшись от неё, сурово посмотрел на меня.
- А вот скажи, - начал он - есть ли какая-нибудь геофизическая аномалия, ведущая от Москвы строго на юг?
Я нервно сглотнул, начал мычать и трясти головой. Ничего мне на ум не приходило - поняв это, Архитектор мгновенно утратил ко мне интерес.
Тогда я сел на камушек и, набив трубку, принялся курить, озираясь вокруг. Всё-таки место было непростое, и я вспоминал хоббитов, что шли через поля минувших битв, на которых не то росли особые цветы, не то и вовсе видели странное свечение.

Потом я приложился к фляжке и заснул в своём углу. Так что я совершенно не понял как, но каким-то образом вся наша компания оказалась в Богучарово. И вот мы уже стояли около странной колокольни.
- Клинкер, - сурово сказал Директор Музея. - Это клинкер.
Какой, к чёрту клинкер, о чём это они? Спросонья я ничего не понимал. Оказалось, что они говорят о колокольне.
Потом я вспомнил, что клинкер - это огнеупорный кирпич. Проверить я это не мог, а мог лишь поверить. Клинкер так клинкер.
Меня больше интересовал Хомяков.
Дом был стар, облуплен, но крепок - с одной стороны в нём было почтовое отделение, где из стен торчал классицизм, чуть замазанный масляной краской.
С оборотной стороны жили люди, спала блохастая собака. Через лес виднелась какая-то циклопическая постройка, похожая на раскормленную новорусскую дачу.
Славянофильство было занесено палой листвой. Листва занесла и памятник полковнице графине Александре Ильиничне фон Деръ-Остенъ-Сакенъ, что скончалась 30 августа 1841 года на сорок пятом году жизни.

И вот мы оказались в Ясной поляне. Я упал в кровать и намотал на голову быстрый и короткий сон.







(c) фото И. Вдовин и я.
Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments