Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История из старых запасов: "СЛОВО О РУССКИХ МУЖЬЯХ И РУССКОЙ ИДЕЕ"

 

Одна дама знойной восточной красоты мне как-то сказала, что русский муж есть часть русской Идеи. Она мне даже сказала, что русский муж как русский рубль, или, даже он как Царь-Пушка.
Я отвечал, что не надо глумиться и не надо сравнивать мужа с Царь Пушкой - она не стреляет. Есть такое свойство у некоторых образцов русского оружия.
Но меня же всё терзали:
- Скажите, - спрашивали меня, - правда ли, что ежели живешь с Русским мужем, то спасение души обеспечено?
Преодолевая робость и смущение, но, человек покладистый и, к тому же, специалист в этом деле, я отвечал:
- Это зависит от того, как жить - потому как если живёшь душа в душу, то это одно, а если в бога душу мать - совсем другое. Можно поделиться с мужем душою, а можно и у него всю душу вымотать. Выматывают же души обычно по ниточке - медленно да Верн, некоторые плюют в душу, а некоторые туда лезут сапогами. Некоторые трогают душу, а другие её теребят.
А русская Идея всё равно что русская Икея. И "Евгений Онегин", понятное дело, каталог и энциклопедия всей русской Икеи. Берут Русскую Икею в одном виде, собирают иначе, а потом такое выйдет - что просто тьфу. Подкрутят как следуют, а выйдет такое, что и разобрать нельзя: арбуз - не арбуз, тыква - не тыква, огурец - не огурец... чорт знает что такое!
Главное, не давать русскому мужу груш, и это известно многим. Но многие этим и пользуются, если что - волокут ему жёны бадью с грушами. И тю-тю, туши свет, сливай воду, ласты ему склеили, а в бачке тоже наши.
Если русский муж оказался Иваном, то уж наверняка он - грозный. А если зовут его Карл - то, ясно дело - смелый. А коли он окажется вечным - то не в сказке про него сказать, ни пером описать.
Что до жён, то они могут быть у русского мужа любые. Русская Икея по этому поводу ничего не говорит, и ничего не запрещает. Никто не знает своего места. До поры до времени. Место восточной женщины - возле мужа, место западной - опричь. Место северной - в чуме, место южной в самбе и румбе, место тех подле этих, а место этих у очага. Одним сарынь, а другим - кичка, другим пылить на бричке, а этим - полынь. Некоторым - за кофе, а остальным - сортире, всем известно в целом мире, и это ясно видно как мишень в тире, все слеплены из иного теста, а из своего лишь невеста, место которой невнятно, как перевод Альмагеста, как то, где место женщин от зюйда и веста, впрочем, это уже не интересно.
Так что любая Марья найдёт своего Ивана, потом, как известно, превратится в мать-и-мачеху, а он - в Иван-чай. Как перестоит - то превратится он в разрыв-траву, муссон-траву, и, наконец, пассат-траву, иначе называемая брусникой.

См. также случайный стих из Е.О.:
"Боюсь, брусничная вода мне не наделала б вреда".



лучший подарок автору - замеченные ошибки и опечатки
Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments