Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История из старых запасов: "СЛОВО ОБ УРАГАНЕ"

.

В середине лета город Москва обычно ожидает урагана. Люди по городу ходят липкие, дни стоят душные, дожди идут короткие, и постепенно среди тех людей, что молили разноплемённых богов, зреет мысль, что лучше б это всё кончилось.
Любой ценой.
Кончилось.
День московского урагана 1998 был этапным - в этот день гости перестали предупреждать меня о приходе. Что мне толку было тогда в прочих предвестиях - я лежал дома как сыч со сломанным крылом, пойманный юннатами.
Пусик в то лето строил на Ваганьковском кладбище фамильный склеп. Во время урагана он посетил кладбище, чтобы спилить упавшее рядом дерево. Ваганьково напоминало разворошенный улей. Бандиты приехали проверить, целы ли могилы их убитых другими друзьями друзей. Кладбище наполнилось одинаковыми овальными людьми. Впрочем, сторож кладбища уже не боялся ничего - он пережил ночь летающих покойников.
Дело в том, что старое кладбище заросло деревьями, которые с корнем выдернул ураган. Корни оказались длинными, и в воздух поднялись не только комья земли, но и кресты, могильные плиты, а кое-где - постоянные жители кладбища.
Сторож выпил вечером, и, выдохнув перегар приоткрыл дверь сторожки. В этот момент он стал похож на Хому Брута - перед ним, вокруг кладбищенской церкви на близких курсах летали гробы. Сторож аккуратно затворил дверь, запер её, и начал пить водку.
Он рассказывал об этом Пусику неохотно, но делиться сокровенным опытом было всё же надо.
Пусик, послушал его, откатил ногой в сторону пятое круглое стекло, и, прервав глупые вопросы, сам забрал пилу из подсобки.
Ураган был предвестником других катаклизмов - социальных. Всё было сочтено могучим ураганом. Но социальные катаклизмы я не заметил вовсе. Медленное движение во времени - вот что беспокоило меня больше, чем очереди у банков.
Но потом всё рассосалось.
Друзья, звеня сумками, продолжали навещать меня. Дело в том, что дом мой стоял на пересечении караванных путей.
Гости мои несли что-то не только мне, но и моему деду. Ему, как тотемному божеству, всегда полагалось что-то с нашего стола - курица или сладкий хлебец. И он, как бог места, принимал эти дары в своей комнате. Или, чаще, как настоящее божество, он забирал их рано утром с кухонного стола, когда его никто не видел.
Потому что никто не видел богов за трапезой.
Я спал, и моё время стояло на месте.



лучший подарок автору - указание на замеченные ошибки и опечатки
Извините, если кого обидел.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments