Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про публичность

Заговорили о публичности в Живом Журнале.
Такие разговоры всегда интересны, хоть и ведут к ужасной болтовне. Но и в самом деле - нет ли какой угрозы, как спрашивает себя честный обыватель, заходит ли речь о генетически модифицированной картошке, выборах или шапочках из алюминиевой фольги.
Однако, сперва надо разбираться в терминологии.
Собственно публичности я не боюсь. Я всё-таки много преподавал - в школе, а потом в высших учебных заведениях, а преподаватель - это вполне публичная профессия. Не говоря уж о том, что профессиональный рассказчик историй любые истории пишет собой, своим опытом и представляет их публично.
Много лет назад я вывел для себя правило - написанная единожды вещь станет известна всем. И дело не в мелких тайнах, а в публичности человеческих отношений - ты говоришь о ком-то в частной беседе что-то снисходительное, или просто поддакиваешь своему приятелю. А тот говорит об общем знакомом, а тот потом это слышит (видит) и обижается.
Так происходит и в обыденной жизни, но в Сети путь стремительнее и оттого болезненнее. Эту публичность я всё-таки учитываю. Ведь на Страшном суде мы будем держать ответ согласно кэшу Яндекса, и не надо нарушать мировую гармонию, если уж не припёрло по-настоящему.
Но дело ещё и в личных границах частного и общественного.

Во-первых, для меня этой границы почти нет. Я купаюсь без трусов, а другому человеку и в кабинке переодеться неловко. К тому же есть удивительное свойство самоиронии. Вот, например, есть у меня в запасе такая история: одна моя знакомая (очень красивая женщина) развелась с мужем, но не рассорилась. Они как-то встретились, и моя знакомая призналась, что ради развлечения закрутила роман с одним старым приятелем. Бывший муж подозрительно посмотрел на неё и спросил:
- С Березиным, что ли?
Эта мысль была для неё так неожиданна, что она захохотала.
- Представляешь, - сказала она мне, даже сейчас смеясь. - Я так неприлично громко смеялась! Так долго! Это так было так смешно!
Потом она посмотрела мне в лицо и осеклась.
Это, в общем, личная история, и тогда мне было несколько обидно, но теперь-то даже весело.

Во-вторых, Живой Журнал, часто используется психотерапевтически. Стучит посередине ночи женщина по клавиатуре, стучит о том, что суженый не понимает её, а ведь она выслала ему фотографию своего прекрасного тела на фоне ковра. Ну и начинает случайный свидетель над ней глумиться, над ковром её, над простым её чувством. Облегчение она в момент стука по клавиатуре испытала, выговорилась на площади, но - ценой такого риска.
Я тоже, разумеется, занимаюсь психотерапевтическим выговариванием, да только в скрытой форме. Я слишком хорошо знаю, что нужно написать, чтобы тебя пожалели. Но зачем мне такая жалость? Помощь - да, а вот то, что в общении звали "симфонией" испытать куда сложнее, да оно и не достигается рецептом "сейчас я открою душу, и всё придёт". Интернет - великое благо, потому что это опыт дозированного общения. Ведь живые люди - хитрая штука. При общении с ними довольно сложно не то, чтобы без трусов сидеть, но и в любое время сходить в ванную, выйти за хлебом и почесаться.
Только надо различать проблему анонимности и проблему публичностью. Одно дело - человек придумывает себе alter ego, холит его и лелеет, чрезвычайно страдая, когда кто-то вываляет этот секрет Полишенеля в дёгте и перьях.
Совсем иное - когда ты, в общем-то не анонимен в своём дневнике, но к тебе лезут разные люди - примерно так же, как папарацци фотографируют знаменитостей на пляже, караулят их, когда они писают на бульваре или целуются с официантками. Когда на свет выплывают частные мелкие тайны: кача - убил отца - ются - живёт с сестрой.

В-третьих, и, наконец, в последних - угроза возникает тогда, когда человек не равен своему представлению в мире. Есть представление о принцессах, и вот она пишет в дневнике "Сегодня какала". Эта новость, понятное дело, будоражит умы.
Мне тут бояться нечего - у меня обычная физиология. Будь я православным проповедником, а смаковал бы собственное чревоугодие в дневнике - тут была бы неловкость. Или подробно рассказывал, как дрочил в школе (не дрочил, кстати - к сожалению) - вот это подстава.
А я не проповедник, я писатель. Без трусов.
Конечно, я осторожен! Ещё бы! Я действительно не хочу никого обидеть - если в том не вижу особой нужды.

Извините, если кого обидел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →