Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

Categories:

История про сказочника

С этой смертью вышла некоторая неловкость. Я за две минуты до печального известия написал историю про Михалковых, которую пришлось стереть - в ней был нездоровый градус веселья.
Итак... Возник нездоровый градус веселья, а ведь Смерть - это всегда рык льва в лесу. Звук, известие, знак - после которого все звери должны прижать уши и помолчать.
Но я понимаю, что смерть Михалкова, да и вообще всех известных людей, даётся нам как бы в назидание. Потому что можно соотнести человека с его делом, или узнать о нём что-то новое. Это ведь так важно человеку обычному. Вот утону я в Западной Двине или погибну как-нибудь иначе, - страна не пожалеет обо мне, но обо мне товарищи заплачут. Не будет утром траурных газет, подписчики по мне не зарыдают, прости-прощай, Центральный Комитет, ах, гимна надо мною не сыграют. Над Михалковым сыграют гимн, треснет салют (он участник Отечественной войны, и это положено по статусу), Центральный Комитет, правда, пропал куда-то.
Честному обывателю, пока он не утонул в Западной Двине или по какой-то причине не повесился в доме творчества, важно избежать двух крайностей - фальшивого блеяния ах, на кого ты нас оставил, великий-дорогой, потому что настоящее горе молчаливо (если оно и есть в конкретном случае), а так же избежать плясок на невырытой ещё могиле. Я и сам готов всегда мрачно пошутить, хотя знаю, что мой кладбищенский юмор от страха смерти.
Что, вам не страшно?
Протрезвеете - поговорим.
При этом я прекрасно понимаю, что я одна из этих обезьян в лесу, которые прижимают уши, когда узнают среди городского шума рык смерти. Но притворяться, что сердце моё разорвалось, как-то тоже стыдно.
Лучше я расскажу одну историю про Михалкова и перескажу его стихи. После смерти сказочника все начали повторять одно стихотворение Михалкова, которое я помню давно. И помню, как писал о нем Рассадин с интонацией "Как это, как этот ужасный человек мог написать "Я хожу по городу, длинный и худой, неуравновешенный, очень молодой? Ведь это талантливые строки, безо всяких скидок". Мне, правда, тут слышится "Хорошо быть девочкой в розовом пальто! Можно и в зелененьком, но уже не то". (Надо было бы точную цитату из Рассадина, но на "Рутении" я не нашёл (А то бы скопипастил - с непременным указанием, хехе, - а книжка в соседней комнате на верхней полке - лень ночью с лестницей возиться)   Так вот все стали постить именно это стихотворение, написанное "до-славы", а я, всё же расскажу про другое.
Итак, однажды я отправился на Книжную ярмарку (кстати, скоро будет очередная). Там на меня пытался наступить Сергей Михалков. Он оказался огромного роста, в длинном чёрном пальто с палкой. Шёл и никого не замечал.
Я представил себе Дядю Стёпу, который в старости потерял зрение и, вот, идёт по улице как Годзилла и давит маленьких детей. Потому что их просто не замечает.
А, представив всё это, я тут же спрятался за ворох упаковочной бумаги.
Некоторое время спустя, в одном из номеров журнала "Детская литература" (№1-2/2003) - мной была обнаружена подборка стихов Михалкова. В этой подборке нашлось чудесное стихотворение:

Жили три друга-товарища
В маленьком городе Эн.
Были три друга-товарища
Взяты фашистами в плен.

Стали допрашивать первого.
Долго пытали его -
Умер товарищ замученный
И не сказал ничего.

Стали второго допрашивать,
Пыток не вынес второй -
Умер, ни слова не вымолвив,
Как настоящий герой.

Третий товарищ не вытерпел,
Третий - язык развязал.
- Не о чем нам разговаривать! -
Он перед смертью сказал.

Их закопали за городом,
Возле разрушенных стен.
Вот как погибли товарищи
В маленьком городе Эн.

Это замечательные стихи, да. Блестящие. Хармс бы позавидовал этим стихам. Причём не всякому понятно, что действие происходит во время Гражданской войны в Испании - стихотворение написано в 1937 году. В СССР тогда не было фашистов, а в Германии никого в плен не брали - ни почтальона Гаврилу, ни трёх товарищей. Я бы эти строфы, правда, закольцевал - ещё одной строфой:


И на могиле товарищей
Старый парторг написал:
Жили три-друга товарища....
etc.

 

Кстати, это стихотворение Михалкова чудесно поётся на мотив "Кудеяра":


"Много добра понаграбили,
Жили в дремучем лесу.
Сам Кудеяр из-под Киева
Вывез девицу-красу...

Поётся басом, на манер Шаляпина. Обязательно с припевом:

Господу Богу помолимся,
Славны во веки веков!
Так в Коктебеле нам сказывал
Старец чесной Михалков...


Гениальный детский поэт, гениальный сказочник. Иногда, правда, казалось, что это какой-то феномен нечеловеческой природы, ну а кто - человек? Господь и деревьев в лесу не уравнял. Не то что...

Извините, если кого обидел.

Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments