Березин (berezin) wrote,
Березин
berezin

История про раскраски

.

История с этими мгновениями вышла куда примечательнее. Чем я думал с самого начала. Я, впрочем, лицо частное и не статью в газету пишу - этих статей написано уже сотня штук и одна из них краше другой. Но, как ни странно, вся эта история с цветным вариантом "Семнадцати мгновений весны" гораздо поучительнее, чем эмоциональные обсуждения в Сети. Но тут надо разделить вопросы на этические и эстетические.

Этические понятны:
- За чьи деньги это сделано? (Я документов не видал, но говорят, что это $2,5М). Если за мои, как налогоплательщика, то один расклад, и у меня один градус требований. Если за свои или деньги рискнувшего продюсера - расклад другой. Например, мне в голову не придёт топать на начинающих кинематографистов, что на коленке, в гараже, за свои деньги сняли фильм в духе некрореалистов. Чур меня, чур.
- Нет ли тут какого подвоха, вроде закупленных на корню монопольных прав, в результате которого доступ на рынок чёрно-белого варианта будет затруднён?
- Качество работы (оно в моём Отечестве отчего-то обратно пропорционально количеству затраченных денег). Уже сейчас придирчивые зрители находят что-то непокрашенное, покрашенное не так, не те лампасы и прочие мелочи.
- Ну и не стоило монтировать вслед фильму режиссёра оригинальной версии Лиознову, что говорит уже плохо, но произносит защитительные слова. Это как заложника в окне ментам показывать.


Эстетические вопросы куда интереснее:
- До какой степени можно вмешиваться в оригинал? Это такой известный спор с аутентичниками по поводу исполнения музыки - можно ли Баха на фоно, и тому подобное.
Сдаётся мне, что тут у художника картбланш, который хорошо описан в старом советском мультфильме про мышонка, который спрашивал у прочего зверья, получит ли он признание. Зверьё протяжно отвечало "А ка-а-ак споё-о-ошь". У Гульда получилось, а у Синдерюшкина - нет. Кстати, любители этого фильма разделились сейчас даже не по принципу "Это плохо!" и "Это - хорошо!", а "Это ни в какие ворота не лезет" и "Ну, хороший фильм ничто не испортит... Сделали не так плохо, как я думал".
Дело в том, что мы имеем дело не просто с расцвеченным фильмом, а фильмом отредактированным. В нём убыстрена закадровая речь Копеляна за счёт уничтоженных пауз, сняты некоторые реплики, изменён "фирменный тип" заставок и титров, обрезали картинку под новый формат киноэкрана, но всего важнее - удаляли и купировали фразы в диалогах и паузы в речи, etc. Эти отличия как в телеграмме "Я люблю тебя. Серёжа" и "Я люблю ебя. Серёжа".
Фильм изменён.
И тут встаёт самый главный вопрос: зачем? Никакой отчётливой концепции я в этих изменениях не вижу, зато вижу распространённый ход множества исполнителей: они вносят в работающий механизм какие-то изменения, чтобы оправдать свою зарплату и собственно существование. Так случается и с переводчиками, которым нужно максимально уйти от уже имеющихся переводов (и они меняют находки прошлого на сомнительные приобретения), так случается и с людьми, ремонтирующими квартиры, что норовят приделать к потолку какую-нибудь декоративную балку или пустить вдоль стены стальную полосу (вот, дескать, хозяин, какую интересную штуку мы удумали). И на вопрос "зачем?" никто внятного ответа не даёт. А ведь "Зачем?" - это вообще главный вопрос не только кино, но и всей человеческой жизни.

Однако сказанное выше - лишь зачин, потому что только дураковатый человек выпустит пар, закричит-забьётся и тем и окончит свои размышления. Из феномена раскрашенного Штирлица вообще-то многое можно извлечь - как, кстати, сделал Вадим Нестеров, сказав о критической величине  исторической дистанции между нами и Отечественной войной, после которой уже "можно всё". А можно ещё вывести некоторую социологию, изучить фольклоропорождающие силы (отчего одни явления вызывают шквал анекдотов, а другие - нет). Можно попытаться понять, отчего изначально фантастичные явления искусства вдруг превращаются в источник исторических сведений. Ну уж куда без рождения феномена гламурного фашизма... Но меня больше интересуют проблемы собственно искусства, то есть поведение артефакта при операциях над ним.

Чудесные примеры, что всплыли в ходе обсуждения, это:
- раскрасить, чтобы смотрела молодёжь. Это пример несостоятельный: та молодёжь, что посмотрела бы этот фильм, посмотрела бы его и  в чёрно-белом варианте, а та, что не посмотрит - не посмотрела бы ни в каком. Фильм этот сакрален для старшего поколения, а горе той церкви, в которой для привлечения публики разрешают курить и целоваться в углах.
- античные статуи были раскрашены, а сейчас мы их воспринимаем только белыми (это отчасти правда - многих воротит от аутентичной раскрашенной античности). Но произведения античного  искусства возвращались в художественное пространство особым образом: не  сказать, чтобы "Семнадцать мгновений весны" пролежали в земле тыщу лет, а потом изумлённые зрители увидели, что с плёнки слинял исконный цвет. Тут всё произошло стремительно.
- этот фильм - квинтэссенция тоталитарного мира,  туда ему и дорога - как в известном присловье "покрасить и выбросить". Я тут наблюдал такое обсуждение, которое меня изрядно повеселило - совершенно в духе "Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст". Только отчего-то выводилось, что уж если человек любит фильм про Штирлица, то уж непременно станет если не доносчиком, то рабом. Всё это решительные глупости, но между делом подтверждают важность  фильма   в культурном пространстве. Да, "Семнадцать мгновения весны" не "Пятая печать", не "Пепел и алмаз" и не "8 1/2". Но он что-то вроде Манникен-Писа в Брюсселе: хер его знает, что за скульптура, но уж который год ссыт на радость людям. Время от времени на него одевают какую-нибудь фигню, но не надолго.

Извините, если кого обидел.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →